Свежие новости

Все новости | RSS-лента новостей

Code Geass: Lelouch of the Rebellion Re;


1

Code Geass: Lelouch of the Rebellion Re;

10 Ноября 2018

Подробнее

Code Geass: Fragments of the Mosaic


1

Code Geass: Fragments of the Mosaic

07 Ноября 2018

Подробнее

Активность участников

Гостевая книга | RSS-лента сообщества

Обсуждение новостей


  • Namae
    • Добавлено: 05 Ноября 2018
    • Комментарий номер: #1

    Namae

    К новости: Happy Birthday Lelouch

    Чай со вкусом революции... 
    Мне хотелось бы увидеть реакцию Фукуямы Дзюна, сэю несравненного Лелуша, но было бы намного лучше, если бы это и вправду было для него неожиданно. Впрочем, мне и этого хватит, да и это событие понемногу начнет втягивать в атмосферу Гиасса, напоминая, что скоро продолжение, а особенно мне интересно где и как Лелуш проводил эти 2 года (если не ошибаюсь, то два).


  • Namae
    • Добавлено: 05 Ноября 2018
    • Комментарий номер: #2

    Namae

    К новости: Дата выхода и трейлер Code Geass: Lelouch of the Resurrection

    Цитата
    "Долгое время" это как минимум пара лет, к тому же, это правило в большей степени относится к аккаунтам, с которых не оставили ни одного сообщения.
    Понятно smile 
    Спасибо за объяснение, теперь мне спокойнее smile


  • Lucian_Lacroix
    • Добавлено: 04 Ноября 2018
    • Комментарий номер: #3

    Lucian_Lacroix

    К новости: Дата выхода и трейлер Code Geass: Lelouch of the Resurrection

    Цитата
    нашел в правилах форума, что учетная запись может быть удалена в связи с отсутствием активности долгое время
    "Долгое время" это как минимум пара лет, к тому же, это правило в большей степени относится к аккаунтам, с которых не оставили ни одного сообщения.


Новое на форума


Вся активность

Популярное на форума


Текущая дата: 21 Ноября 2018, Среда. Текущие время: 11:55.

Регистрация

Желаешь стать участником нашего сообщества и иметь доступ ко всем разделам сайта?

Регистрируйся - это недолго!

Авторизация

Рейтинг участников

Список всех участников


Рейтинг наград

Знаки отличия
I Kallen
I Lucian_Lacroix, II youloveit
Любовь
I Тэлли
Позитив
I Namae
I Тэлли, II Immortal_Cat, III Lucian_Lacroix, Villeta, MESNICK, Катана

Сегодня были

Cloud (Российская Федерация, RU)


Статистика

Общее об участниках:

На сайте зарегистрировано 657 человек. Из них парней - 398 и девушек - 259. Новых пользователей сегодня - 0, вчера - 0, на этой недели - 0, в этом месяце - 0.

Пользователи по группам:

  • Участники - 636
  • VIP участники - 18
  • Модераторы - 0
  • Редакторы - 3

Пользователи по знаку зодиака:

  • Овны - 0
  • Тельцы - 0
  • Близнецы - 0
  • Раки - 0
  • Львы - 0
  • Девы - 0
  • Весы - 0
  • Скорпионы - 0
  • Стрельцы - 0
  • Козероги - 0
  • Водолеи - 0
  • Рыбы - 0

Поиск по сайту

Расширенный поиск

Заметка


Популярные теги

Clamp (1)
FairMy (1)
Iris (1)
OST (1)
ova (1)

Счастье в рабстве.

Nc-17;Cузаку/Лелуш


  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Kallen, Lucian_Lacroix  
Сообщество » Творчество фанатов » Фанфикшн » Счастье в рабстве. (Nc-17;Cузаку/Лелуш)
Счастье в рабстве.

- Название: Счастье в рабстве.
- Оригинальное название: Happiness In Slavery
- Автор: RedMoon
- Ссылка на оригинал: Happiness In Slavery
- Разрешение: автор оповещен о переводе.
- Переводчик: Arisu Aiko
- Бета: Kami-sama
- Гамма: Munhler
- Фендом: Code Geass
- Пейринг: Сузаку/Лелуш
- Статус: закончен.
- Статус перевода: в процессе.
- Саммари: Подавление восстания и многочисленные падения в заключительном препятствии... Зеро, наконец пойман и, как следствие, Лелуш оказывается в пределах границ беспощадной Британии. Официально он уже мертв, но лишь некоторые люди знают, что он все еще существует. Один из них – Второй принц Шнайзель, которому поручили наблюдать за Лелушем, и другой - Куруруги Сузаку - бывший друг, конкурент и тайный любовник. Несмотря на ненависть, которую Сузаку теперь чувствует к Лелушу из-за всех его отвратительных действий, как можно стоять в стороне и просто смотреть? Ведь у Шнайзеля его собственное уникальное понятие о 'наказании'.
- Рейтинг: NC-17.
- Жанр: драма, ангст.
- Предупреждения: насилие

Code 1.

Камера находилась в самом конце коридора. Её даже не охраняли. Сузаку задавался вопросом, почему Шнайзель так легко и доверчиво дал ему ключ и даже не приказал, чтобы он пошел с конвоем. Пересилив себя, Сузаку открыл дверь и вошел.

-Сузаку, помоги мне… - прохрипел Лелуш.

Если бы обстоятельства сложились иначе, то Сузаку испугался бы, увидев то, что открывалось перед ним сейчас. На теле Лелуша было довольно много ран, которые он получил во время захвата. Ему оказали незначительную медицинскую помощь. Да еще и эти толстые кожаные манжеты, напоминающие своего рода устройства пытки и поддерживающие тело Лелуша в вертикальном положении. Бинты, которые были на руках, ногах и поясе, являлись единственной тканью, покрывающей голое тело. Даже в тусклом свете кожа пленника была почти люминесцентно бледной, хрупкое тело разукрашивали многочисленные синяки. Вокруг шеи был повязан широкий кожаный бандаж, который держал голову приподнятой.
Лелуш смотрел на вошедшего пораженно. Его проклятый левый глаз был надежно скрыт повязкой, чтобы препятствовать использованию Гиасса на любом, кто войдет сюда, с целью заставить этого человека освободить пленника. Хотя для Сузаку это не было проблемой. Однажды Лелуш уже использовал на нем свою силу, и он знал, что во второй раз это не получится. Скрипнув зубами, Сузаку медленно посмотрел на приподнятую платформу, на которой была установлена конструкция. Он поприветствовал своего бывшего друга холодным, отдаленным взглядом.

- Сузаку, - Лелуш снова умоляет.

- Мне больше нечего тебе сказать, - отвечает твердо Сузаку.

Фиолетовый глаз утратил крохотный проблеск надежды.

- Тогда почему ты здесь?

- Возможно из-за любопытства, - Сузаку говорит задумчивым тоном, как будто он разговаривает сам с собой и Лелуш не присутствует в этой комнате.

- Несмотря на все, Британии все еще невозможно доверять. Когда мне сказали, что ты не был немедленно казнен в попытке остановить этот беспорядок, я был настроен очень скептично. Однако... - Лелуш немного вздрогнул, когда Сузаку приподнялся, чтобы снять глазную повязку, открывая устрашающе пустую радужную оболочку и причудливый, мягко пылающий красный символ. - ...смерть, мне кажется, была бы слишком милосердным концом. Я надеюсь, что ты составишь компанию Джереми, и вы окажетесь рядом в пробирках.

- Я не буду казнен - в этой семье я был мертвым в течение многих лет. - Голос Лелуша стал спокойнее, видимо он давно осознал то, что сбежать ему не удастся. - Только мало кто знает, что я был Зеро. Их всех заставили замолчать, сам я никогда не вовлекался. Будет официальное объяснение того, что произошло. Некто, известный как Зеро, был создан, как и ты, для убийства Кловиса в случае необходимости. Люди нуждаются в объяснениях.

- Я продолжу жить, пока нужен Британии. - Вздохнул Куруруги. - Но ты прав, смерть была бы слишком большим милосердием для меня, я её не заслуживаю. И моя судьба непосредственно находится в руках Шнайзеля.

Сузаку позволяет себе отвести взгляд от глаз Лелуша и немного отстраняется, смущаясь под его пристальным взглядом, ведь ему больше нечего сказать. Только сейчас он заметил более зловещий элемент в этой конструкции. Каркас, который держал Лелуша, напоминал перевернутую букву Y и раздваивался в районе его бедер. Ноги Лелуша были разведены в стороны и привязаны к концам устройства, что, само по себе, было довольно оскорбительным положением, но это было еще не все. Там, где каркас разделялся, виднелась пару дюймов толстого стержня, выступающего под небольшим углом. Остальная часть входила глубоко в Лелуша. Небольшой липкий блеск на внутренней стороне бедер показывал, что стержень, по крайней мере, смазали заранее. Внутри Сузаку содрогнулся, но внешне так и продолжал оставаться спокойным.

- Это сделал Шнайзель? Ну, он хотя бы учел твои интересы...

Судя по виду, Лелуша это замечание сильно задело.

- Ты сильно ошибаешься, если думаешь, что я этим наслаждаюсь. С тобой... это было по-другому.

Сузаку закрыл глаза. Слова Лелуша вызвали в памяти то, что он так долго старался забыть. Воспоминания нахлынули на него как раз тогда, когда он попытался избавиться от них.
Изумленный взгляд Лелуша сразу после того неожиданного первого поцелуя на вечеринке, которую устроили в академии в честь Сузаку. Как потрясенные и испуганные, они пытались избегать общения друг с другом на людях, полагая, что их чувства буквально написаны у них на лицах и все это видят. И в украденные моменты личной жизни они не могли не прикасаться друг к другу. В такие вот долгие, ленивые воскресенья они лежали вместе на кровати, дремля, а солнце ярко светило сквозь занавески. Веселые моменты, заставляющие замирать сердце, когда они быстро одевались и пытались выглядеть менее взъерошенными перед Сайко или Нанали, которые искали их.
Лелуш был возбужден и настроен решительно, когда они в первый раз занимались сексом. Смешанные крики боли и удовольствия приглушенным эхом отдавались в комнатах с высокими потолками и прихожей. Лежащие друг на друге, полностью опустошенные, потом они расслаблялись в ванной. Лелуш выглядел потрясающе эротичным с завязанными глазами и связанными руками, задыхаясь от прикосновений рук Сузаку к его беззащитному телу.
Однако двойная жизнь Лелуша, которую он вел на протяжении всех их отношений, разрушила все это. Ложь, предательство семьи и дружбы, любви и доверия, убийства, разрушения... Лелуш оказался способен на все это. Самый популярный парень в академии, дружелюбный и добродушный ко всем. Заботливый брат, делающий все для счастья сестры-инвалида. Страстный возлюбленный, который взял всего Сузаку в спальне, нежно и грубо, без шансов на сопротивление. Зло нашло человека, который играл людьми, как шахматными фигурами в большой эгоистичной игре.

Сузаку медленно открыл глаза.
- Все, что ты переносишь, ты сам навлек на себя, - сказал он злобно.

Лелуш не возражал. Он просто висел в своих ограничителях, его лицо выражало презрительное страдание.

Прежде, чем Сузаку осознал, что сделал, он снова подошел к платформе и твердо схватил бесстыдно выставленный член Лелуша, вызывая у того удивленный и отчаянный стон. Тело Сузаку среагировало на воспоминания о том, как задница Лелуша сжималась вокруг его собственного члена, когда они делали это в прошлом. Сейчас мышцы пленника будут сжиматься вокруг холодной, бесчувственной стали. Эта мысль не вызывала у него недовольство. Наоборот, это заставило его кровь бежать по венам гораздо быстрее.

- Сузаку... - смущенный голос Лелуша казался отдаленным, несмотря на то, что они находились в нескольких дюймах друг от друга. Все еще держа в руке мягкий член Лелуша, Сузаку наклонился к его груди, облизнул и начал посасывать его сосок. Прежде чем сделать то же самое с другим, он, предупреждая вопрос Лелуша, который звал его по имени, внезапно слегка прикусил его кожу. Лелуш шипит, но вскоре затихает. Он чувствовал, что член Лелуша уже стал твердым от прикосновений Сузаку, на которые парень реагировал особенно остро. Куруруги раздражало, что Лелуш возбуждался, даже зная о ненависти рыцаря к нему, но таков был Лелуш. И все же... не будь он сам столь же подлым...

Его собственный пах уже давно болезненно ныл, и он опустился на колени перед красивым, изувеченным телом Лелуша и сразу же жадно взял его член в рот. Лелуш стонал, беспомощно крутясь в своих оковах, не видя Сузаку, когда тот выпадал из его поля зрения, ограниченного воротником вокруг шеи. Сузаку глубже заглотил его член, обильно смазывая его слюной, щекоча головку языком. Он впился ногтями в бедра Лелуша. Когда Сузаку снова обхватил губами его твердую, горячую плоть, начиная двигать головой вперед и назад, посасывая его член, Лелуш прикрыл глаза и прикусил губу до крови, стараясь сдержать нарастающее возбуждение.

Не переставая сосать, Сузаку пальцами провел рукой по внутренней стороне бедер Лелуша, пока не коснулся холодного метала. Пальцы Сузаку кружили вокруг фаллического прута, измеряя его внушительный обхват. Его возбуждало, когда Лелуш нервно напрягся от исследований и бледные скулы окрасились нежно-розовым румянцем. Сузаку представлял, что вот сейчас он расстегнет ремни, снимет слабое тело Лелуша с этой конструкции для пыток, мягко положит его на твердый пол клетки и начнет нежно целовать, прежде чем самому войти туда, где прежде был твердый металл. Сузаку поднял одну руку, чтобы твердо обхватить член Лелуша у основания, а другую опустил вниз, за пояс брюк, чтобы погладить свой собственный напряженный член, поскольку эта картина не выходила у него из головы.

Лелуш задыхался, брюки Сузаку стали, казалось, меньше в размерах. Пленник тихо стонал, корчился, желая получить как можно больше удовольствия, но ему мешал кончить плотный ремень вокруг бедер, который крепко привязывал его к раме. Сузаку двигал рукой вверх и вниз по члену Лелуша, иногда касаясь кончиком языка головки, и ускорил темп, когда почувствовал, что брюнет сейчас кончит.

- Ах... ах... Суза... ку... ах... Я сейчас кончу…

Сузаку отодвинулся от Лелуша, но продолжил водить рукой по его члену, пока Лелуш не начал судорожно стонать и дергаться, перед тем как кончить, изливаясь на собственный живот и пах. Истощенный, он безвольно повис в своих кандалах, когда последние судороги прошли через его тело и исчезли.

Он удивленно распахнул глаза, почувствовав, что кто-то мягко гладит его по щеке, и увидел Сузаку, который снова стоял на ногах напротив него и наклонился, чтобы мягко поцеловать его, ослабшего.

Сузаку прижался к Лелушу и проник языком в рот падшего принца, исследуя его и посасывая язык Лелуша, в то время как его собственные пальцы водили по напряженному члену, теперь освобожденному от штанов, и прижал его к бедру Лелуша. Но он был так отвратителен, и в то же время столь близок.

- Я ненавижу тебя... ах... - Сузаку наполовину задыхался, наполовину рычал в губы Лелуша, по щекам невольно текли слезы, оставляя холодные влажные дорожки на его покрасневшей коже, и он кончил прямо на живот и пах Лелуша.

Стараясь прогнать наваждение, рыцарь отшатнулся назад, мечтая, чтобы Лелуш перестал смотреть на него с таким душераздирающим и мучительным выражением лица.
Избитый, сломленный, он позволял ограничителям держать свое опустошенное тело вертикально, и смешанные жидкости медленно стекали по его животу и паху, впитывались в темные волосы в промежности и капали мелкими пятнами на пол.

Почему? Почему только я делаю это? Как мог я делать это?

Живот Сузаку скрутило, и он с трудом подавил позыв рвоты. Слезы навернулись у него на глазах, он быстро протер глаза тыльной стороной ладони, единственной мыслью было уйти как можно дальше от неправильности происходящего. Лелуш мог только с тихой тревогой смотреть, как его единственный и настоящий друг, которого он когда-либо имел, поворачивается и, ничего не сказав, выбегает из комнаты, оставляя за собой лишь громкое эхо от захлопнувшейся двери. Шаги снаружи звучали все тише и тише, пока не замолкли совсем.

CODE 2

Проходили дни, часы и недели, а Сузаку словно оказался пойманным в ловушку дурного сна, все происходящее напоминало День Сурка. Он нигде не мог укрыться от последствий восстания повстанцев. Каждая телевизионная программа, каждая радиопередача, каждая тема беседы, казалось, молола бесконечный вздор то об одном аспекте, то о другом. Правительство Британии действительно создало историю, чтобы успокоить расследование СМИ, хотя сплетни и предположения еще не сошли на нет. Человек был отдан под суд как преступник под именем 'Зеро' и публично казнен для того, чтобы насытить жажду крови людей. Была предпринята даже попытка умиротворить японские фракции, которые преднамеренно выбрали британца, чтобы заплатить за преступление. Но этот человек в тот день заплатил большую цену за менее тяжкое преступление. Истинный и чудовищный тайный лидер всего был все еще жив… где-то. Сузаку задавался вопросом, сглатывая желчь, поднимавшуюся со дна желудка, чувствовал бы он к себе отвращение, если бы это был Лелуш вместо невинного человека.

Он слышал, что жизнь в Академии Эшфорда стала налаживаться. Медленно она оправлялась от переворота, студенты сплотились, чтобы помочь восстановить все то, что было разрушено во время захвата заложников. Только комнаты студенческого совета были нетипично тихи, занятые теперь только младшими учениками. Ривалз особенно пострадал от утраты многих из его близких друзей...
Даже когда он попытался сосредоточиться на изучении книги, его мысли вернулись назад к неудачным судьбам Нины, Карен и Лелуша, схваченного и погибшего во время борьбы. Сузаку вернулся в армию. Нанали перевезли жить в другое место. Ширли в настоящее время была госпитализирована после перенесенного стресса. Она истерично кричала, что Лелуш был Зеро, хотя у нее не было доказательств. Так или иначе, теперь он был мертв. Но если ее курс лекарственных препаратов и терапии будет успешен, то скоро она сможет вернуться. Милли полностью погружала себя во что-либо связанное со школой. Это разбивало Ривалзу сердце всякий раз, когда он видел, что она слишком сильно себя перетруждает, но та игнорировала его заботу.

Сузаку хотел, сделать что-нибудь со временем. Ему был предоставлен бессрочный отпуск от службы, и, хотя он не был официально заключен в тюрьму военно-промышленного комплекса, его начальники настоятельно просили его воздержаться от каких бы то ни было опрометчивых шагов или необдуманных поездок.
Казалось, что между ними и Сузаку было очень шаткое перемирие. Слишком много информации, которая была известна каждой стороне, чтобы они смогли провести друг друга. Куруруги предпринял несколько символических попыток посетить учебные занятия, но тяжесть на сердце мешала сосредоточиться.

Его мрачное, вялое настроение не осталось незамеченным.

Сузаку неуверенно стоял перед дверью в офис Второго принца Шнайзеля. Вызов в личные покои не был официальным, и, хотя сообщение было доставлено высшими чинами, все это казалось подозрительным. Куруруги осторожно постучал.

- Войдите, - донеслось из-за двери.

Сузаку вошел и тихо закрыл за собой дверь. Шнайзель сидел за столом, небрежно переплетя руки, когда Сузаку приблизился к нему.

- Принц Шнайзель. - Он стоял прямо и внимательно смотрел на своего начальника.

- Я слышал, что Вы стали немного отдаленны… Вы, кажется нездоровы... Это, конечно, не удивительно, учитывая данные обстоятельства. Все произошедшее и множество близких людей, которых мы потеряли... – Шнайзель нахмурился так, что казалось, будто он действительно расстроен. - Тем из нас, кто знает все ужасные подробности, нужно быть сильными и поддерживать друг друга. Я естественно, как никто другой, потрясен тем, что Лелуш зашел так далеко.

Сузаку поморщился при упоминании проклятого имени.

- Я так понимаю, Вы и Лелуш были друзьями детства, разделенные оккупацией, и воссоединились недавно в Академии, и то, к сожалению, в сражении? - Сузаку медленно кивнул - ему не понравился упрекающий тон в голосе Шнайзеля.

- Я думаю, что между вами нечто больше, чем дружба. – Шнайзель подался вперед и повернул маленький монитор, стоящий перед ним, так, чтобы Сузаку мог увидеть экран. Куруруги приоткрыл рот от удивления.

Изображение было слишком нечеткое, зернистое, чтобы показать в большом разрешении все то, что происходило на ленте камеры наблюдения. Сузаку вспомнил эту сцену, и ему стало плохо. Камера, видимо, была скрыта в одном из углов клетки. Но Куруруги должен был понять: то, что он не заметил наблюдения, еще не значило, что оно не велось.
Сузаку почти физически ощущал сходящую с лица краску, видя самого себя на экране, упавшего на колени перед голым пахом Лелуша, и смотря теперь с такого необычного ракурса на то, как Лелуш откинул голову назад, как закричал, как сжал в кулак пальцы, как напряглось его тело. Шнайзель позволил пленке отмотаться немного назад, с развлечением наблюдая за реакцией Сузаку, и милостиво щелкнул выключателем как раз перед тем моментом, когда Лелуша привели в камеру.

- Очень хорошие друзья, я бы сказал.

Сузаку открыл рот, но не смог ничего сказать. Он чувствовал себя чем-то вроде образца для вскрытия: все его внутренности разложены и выдвигаются на всеобщее обозрение.

- Все в порядке. - Тон Шнайзеля выражал неискреннее сочувствие, смешанное с насмешкой. - Давайте теперь посмотрим на кое-что. Может это развеселит вас немного. Всем нравятся приятные сюрпризы, когда у них плохое настроение. - Шнайзель встал и поманил его вперед.

Сузаку безмолвно последовал за Шнайзелем, когда тот направился к противоположной части комнаты, и, вынув ключ из кармана, подошел к двери с левой стороны. Ключ с громким щелчком повернулся в дверном замке. Положив руку на напряженное плечо Сузаку, принц подтолкнул его в слабоосвещенную комнату по ту сторону двери.

Когда Куруруги привык к слабому освещению, он обнаружил, что находится в просторной и роскошно обставленной палате. Она была украшена декоративными книжными шкафами, приставными столами, несколькими красными, бархатными стульями и приковывающей к себе внимание возмутительно большой кроватью с балдахином.
Только небольшое движение - простой кивок головы, чтобы поприветствовать вошедших - именно это выдало присутствие третьего человека в комнате. Сузаку стало дурно.

Лелуш стоял на коленях на холодном и твердом полу у подножия кровати. Наклонившись вперед, словно он обессилен, но в тоже время пытается держаться прямо, словно все еще борется. Сузаку увидел, что руки Лелуша плотно скованы за спиной кожаными рукавами и толстыми крепкими застежками. Его глаз расширился, увидев лицо Сузаку. Лелуш попытался выпрямиться, но лишь издал длинный, приглушенный стон боли, ведь мускулы слишком долго были в одном и том же положении и теперь протестовали против всякого внезапного движения. От толстого кожаного ремешка вокруг изящной шеи шла цепь, прикрепленная к одному из столбиков кровати. Шнайзель опустился на колени рядом с Лелушем и, схватив заднюю часть ошейника, отступил и насильно поднял Лелуша. Второго Принца не волновало, причиняло это боль или нет. Длинный худой торс и пах его брата были полностью обнажены, поскольку Шнайзель по-прежнему держал своего пленного голым, каким тот был, когда Сузаку видел его в последний раз. На коже Лелуша местами были видны багровые кровоподтеки, фиолетовые синяки и свежие порезы, которые свидетельствовали о повторяющемся физическом насилии.

- Что? Почему? Почему Вы так поступаете?- Голос Сузаку немного дрожал, поскольку Шнайзель освободил Лелуша и тот бессильно рухнул на пол. - Это... это бесчеловечно. Он - Ваш брат!! - Его голос повысился до крика на последнем слове.

- Британская Семья может наказывать свое потомство так, как считает нужным.- Шнайзель сказал это пренебрежительно, бросая неодобрительный взгляд на Лелуша.

Сузаку тяжело опустился на колени перед Лелушем и, придерживая за подбородок, заставил его поднять голову, хотя открытый глаз выражал одно лишь бессилие.
Лелушу заткнули рот странным кляпом из ремней, закрепленных на затылке, и резинового шара, из-за которого Лелуш держал рот широко открытым, но не мог сказать ни слова. Слюна стекала по углам его рта к подбородку, и капала время от времени с мягким влажным звуком на полированные мраморные плиты.

- У меня не было никакого желания слушать его высокомерные, предательские речи.- Шнайзель сказал это, увидев недоверчивый взгляд Сузаку. Слабая улыбка тронула уголки рта Принца. - Убери это, если оно оскорбляет тебя так сильно.

Сузаку колебался, но чувство жалости перевесило опасения. Лелуш все еще держался, когда Сузаку провел пальцами по его длинным шелковистым волосам и начал расстегивать застежки, держащие уродливый кляп на месте.

Лелуш заскрипел зубами от сильной боли в челюсти, а Сузаку тщательно вытер его лицо манжетой рубашки.

- Вы были более нежны с ним сейчас, чем в прошлый раз. Интересно, предпочел бы он, чтобы к нему отнеслись таким образом и тогда? - Шнайзель начал размышлять. - Он ответил Вам взаимностью, когда Вы были несколько грубы. Его не волнует ничего из того, что я делаю с ним…. - Прежде, чем Сузаку смог возразить, Шнайзель схватил пальцами воротник Лелуша, дернул его вверх, резко поставил на ноги и, не обращая внимания на зашедшегося в кашле брата, бесцеремонно бросил того на кровать.

Даже притом, что Лелуш не сопротивлялся, Шнайзель все равно твердо прижимал его к матрацу. Протянув руку к бедру Лелуша, он обхватил его член, уверенно поглаживая. Сузаку стоял, как громом пораженный, и смотрел, чувствуя, будто он попал в самый жуткий кошмар. Выражение Лелуша говорило только о том, что ему больно и противно, но он твердо смотрел в какую-то точку в пространстве, стараясь не встречаться взглядом ни с Сузаку, ни с Шнайзелем.
Несмотря на все усилия старшего брата, Лелуш был не в состоянии реагировать так, как тот хотел. Раздраженный отказом, Шнайзель все же освободил Лелуша и отошел от кровати, присев в соседнее кресло.

- Я не могу отделаться от мысли, что Вы можете оказаться человеком, которому Лелуш с готовностью ответит.

Потребовалось несколько секунд для того, чтобы весь смысл дошел до Куруруги. Сузаку повернулся лицом к Шнайзелю:
- Что? – сказал он тихим, недоверчивым шепотом.
- Я думаю, что Вы поняли меня.
- Чт... Здесь? Сейчас? - Сузаку не мог заставить себя выразить свои мысли.

Перед Вами?

- Абсолютно.- Шнайзель сказал это со всей серьезностью.

- От переводчика: Очень сильно извиняюсь перед всеми, кто хотел увидеть проду. Из-за проблем с Интернетом не получилось быстро обработать эту главу. Когда переведу 4 главу тоже не могу сказать точно. Извините.

Code 3.
Сузаку густо сглотнул. Он старался не замечать присутствия Шнайзеля, который пристально смотрел на него. Сузаку подошел к огромной кровати, на которой на одном боку беспомощно лежал Лелуш, по-прежнему ограниченный в движениях, и смотрел на него широко распахнутым, испуганным глазом. Сузаку заикался, перед ним стоял простой ультиматум - он мог бы отказаться, если бы ему так захотелось... но Лелуш будет наказан за отказ, и это дело будет отложено на следующую ночь, и так далее, пока что-нибудь не сломается ... или воля Сузаку, или тело Лелуша.

- Сузаку… не надо.- Лелуш впервые заговорил, даже не шепотом, а гораздо тише. - Ты не должен делать этого. Я приму это наказание. Я заслужил. Уйди...

- Я очень сильно ненавижу тебя. - Сузаку душила ненависть, его глаза наполнились слезами, когда он сел на кровать напротив Лелуша, чтобы грубо поцеловать его, несмотря на сопротивление.

Он почти с сожалением почувствовал, как его член напрягся, когда они поцеловались. Все, что он представлял, пронеслось у него перед глазами. Лелуш был все еще физически слаб, его легкая элегантная красота, столь отличающаяся от Сузаку, с его сильным, накачанным телом. Лелуш был бледным, в отличие от загорелого Сузаку; его волосы были прямые и шелковистые, тогда как у Куруруги они сильно завивались и были непослушными. Полярно противоположны друг другу во многих отношениях, и, тем не менее, вместе они чувствовали себя единым целым. Сузаку взял в руку член Лелуша. Ощущения были такие, будто он трогал сам себя.

Лелуш неловко лежал со связанными за спиной руками, когда Сузаку опустил голову между его дрожащих ног, облизывая его член, полностью беря его в рот, играясь с ним языком, как тогда, когда Лелуш был привязан к раме в изоляторе. Но на этот раз Лелуш задрожал, поскольку Сузаку грубо ввел два мокрых пальца в его задницу. Шнайзеля ожидало хорошее шоу.

Второй Принц, о котором все забыли, слегка коснулся кончиками пальцев его собственной промежности, он наблюдал за этим в полной тишине. Резкий крик Лелуша эхом разнесся по комнате, когда пальцы Сузаку прошли сквозь тугое кольцо мышц, слишком быстро и слишком сильно, из-за чего он почувствовал слабость. Его член пульсировал.

Но он хотел, чтобы Сузаку сделал ему больно за все те страдания, какие он причинил своему лучшему другу. Он потерял себя в игре, сила Гиасса так опьянила, что он чувствовал себя непобедимым, он делал то, что он никогда не видел, но представлял во сне или в самых зловещих ночных кошмарах. Это было похоже на одержимость, и даже в более светлые минуты созерцания, он был, одержим бредовой мечтой о Господстве, и эта мечта была слишком велика, чтобы противостоять. Он заставил своих друзей и семью страдать. Прежде чем Лелуш понял это, как злополучный Макбет со своей историей, он зашел слишком далеко, слишком много пролил крови, чтобы повернуть назад.

Он вздрогнул, когда тепло рта Сузаку оставило его, его глаза распахнулись от удивления, поскольку Сузаку грубо поднял его рукой за кожаный воротник и перевернул его лицом вниз. Неспособный поддерживать верхнюю часть тела, Лелуш неловко повернулся лицом в сторону, чтобы не задохнуться в простынях, в то время как Сузаку поднял его бедра немного вверх, в результате чего Лелуш смог немного опереться на колени, его ноги были широко раздвинуты в стороны. Он обращался с ним грубо, хотя и не достаточно, чтобы как-то реально навредить, но это было так не характерно для Куруруги, что тело Лелуша покрылось от страха мурашками. Сузаку всегда мог преодолеть сопротивления Лелуша, если таковые когда-нибудь возникли бы, но он знал свою силу, и у него никогда не было причин для использования её против Лелуша, он всегда был нежен. Лелуш закашлялся, когда Сузаку сжал воротник, а другой рукой пытался протолкнуть свой член в его задницу.

Лелуш кричал, пока в легких не закончился воздух, поскольку Сузаку ворвался внутрь, жесткий и быстрый. Сузаку близко прижимался к Лелушу, шептал что-то успокаивающее на ухо, когда он медленно, осторожно, прислушиваясь к каждому согласному или протестующему от боли стону Лелуша, продвигался внутрь сантиметр за сантиметром, благодаря достаточному количеству смазки. Они часто занимались любовью, встречаясь, обнимаясь, как если бы ничто никогда не могло разлучить их, вглядываясь в туманные, заполненные жаждой глаза друг друга, когда они делили самое большое удовольствие пополам.

Пристальный взгляд Сузаку оставался холодным. Проникать в Лелуша без смазки было достаточно болезненным для него, но отчаянный крик Лелуша был доказательством того, что это не самый худший его опыт. Все это, казалось, отзывалось эхом в его душе, создавая одновременно ощущение жалости и возбуждения. Он дернул жестоко за кожаный ошейник, вышел и снова грубо вставил в него. Лелуш вскрикнул. Струйки крови медленно побежали по его ногам.

Напротив кровати Шнайзель мастурбировал, теперь уже не скрывая своего стоящего члена, в то время как Сузаку ускорял темп, трахая Лелуша еще жестче. Лелуш негромко всхлипывал под ним, такого Сузаку никогда раньше от него не слышал. Он схватил член Лелуша, но тот не был твердым. Видимо Лелушу было очень больно. Технически они оба были вынуждены на эту ситуацию, больную пародию на их потерянный рай, изнасилование, подменяющее собой любовь, но Сузаку казалось, что там была только одна истинная жертва. Он крепко зажмурил глаза и попытался очистить свой разум, поскольку его оргазм приближался. С мучительным вздохом, он толкнулся глубоко в Лелуша, позволяя судорогам проходить сквозь него, принося с собой блаженство. Придя в себя, Сузаку понял, что он еще не вышел из Лелуша. Он рухнул вперед, чувствуя, что психически и физически истощен. Его член смягчился, и он осторожно вышел из Лелуша, зная, что на данный момент это был довольно пустой жест внимания, и пожалел, что он не может просто исчезнуть прямо сейчас. Он вздрогнул, услышав рядом голос Шнайзеля.

- Хорошая работа, Куруруги-кун.

Шнайзель грубо перевернул Лелуша на спину и развел его дрожащие ноги, чтобы Сузаку тоже мог видеть. Кровь, смешиваясь со спермой, текла по его ногам. У Лелуша были раскрасневшиеся щеки, мокрые от слез, а темные волосы были растрепаны. В глазу плескалась боль, страх и оскорбление. Сузаку почувствовал, что не может пошевелиться..

- Я думаю, что все это, возможно, хорошо подготовило его, чтобы теперь я мог попробовать. – Шнайзель расстегнул последнюю пуговицу на пальто, и положил его на комод, попутно ослабляя галстук. Лелуш, которому не хватало уже сил, чтобы протестовать в полный голос, лишь тихо скулил и хныкал. Сузаку перевел свой взгляд на Шнайзеля и недоверчиво посмотрел на него.

- Вы не можете! Я... Я думаю, что действительно причинил ему боль...- Несмотря ни на что, Сузаку снова почувствовал, что сейчас расплачется. Такие приступы жалости к Лелушу никогда не посещали его. – Разве этого было недостаточно для Вас?

- Проблема в том, что сейчас я несколько возбужден - сказал он тоном человека, с большой заботой обдумывающего дилемму. – Вы же не думали, что я позволю вам просто так поиметь его и ничего не сделаю сам?

- Не говорите ерунду! - Сузаку сердито сплюнул.

Шнайзель серьезно посмотрел на него:
- Я уверен, что мы можем найти какой-то компромисс, который устроит нас всех… таким образом, чтобы я не оттрахал Лелуша прямо сейчас. Так кого же я должен трахнуть?

- Сузаку…нет..- Шептал Лелуш.

Игнорируя взволнованный шепот Лелуша, Сузаку выпрямился и с наигранной уверенностью и гордостью, которых он не чувствовал, сказал:

- Меня.

От переводчика:
1) Я очень извиняюсь, что так долго мурыжила эту главу, я пообещаю исправиться, но вряд ли получиться, ибо дела, бесконечные кучи дел...
2) Я еще больше извиняюсь за корявость НЦ-ы в данной главе, как-то очень туго она пошла здесь, но надеюсь всем все равно понравится
3) спасибо тем, кто напомнил мне о существование этой главы хD
4) ОГРОМНОЕ спасибо моей бете, чтобы я без нее делала


Code 4.
Снова с кляпом во рту Лелуш несчастно смотрел из другого конца кровати, где он был крепко привязан за воротник к одному из четырех креплений для балдахина, из-за чего он мог только стоять на коленях. Сперма и кровь все еще стекали по его ногам.

Шнайзель, позаботившись о том, чтобы Лелуш смог все увидеть, комфортно устроился на груде мягких подушек в изголовье кровати. Он снял с себя все, кроме его брюк и рубашки, которая была свободно расстегнута, открывая отличный вид на его широкую грудь. Шнайзель очень сильно отличался от хрупкого Лелуша, что поразило Сузаку.

Развалившись таким образом, на кровати, Шнайзель грубо притянул Сузаку к себе за волосы и поцеловал. Куруруги, как мог, старался не прикасаться к Шнайзелю, опираясь на руки и нависая над ним. Он буквально перешагнул через себя, ответив на поцелуй, в котором не было ни любви, ни жажды, ни какой-либо страсти вообще. Всё это заставило Сузаку ощутить свое тело неуклюжим и словно окоченевшим. Он вздрогнул, когда ощутил прикосновение Шнайзеля к своей руке, а тот положил его руку на свой пах, заставив ощутить твердую, напрягшуюся плоть под пальцами.

Что произошло бы, если бы я отказался делать это?

Эта мысль пронеслась у него в голове. Густо сглотнув, Сузаку сомкнул руку на члене Шнайзеля и погладил его через тонкую ткань брюк. Лелуш смотрел на них двоих широко открытыми глазами, не смея отвести взгляд. Шнайзель издал глухой стон, который больше походил на мурлыканье большой кошки.

- Ты должен сделать мне минет.– Шнайзель лениво вздохнул, но взгляд его был пронзителен. Когда он посмотрел на Сузаку, тот колебался, его щеки окрасились ярким румянцем, но затем он быстро расстегнул молнию и стащил штаны ровно настолько, чтобы освободить член Шнайзеля. Его здорово испугал размер, поскольку у него был опыт только с Лелушем, когда они были подростками. Сузаку внезапно осознал, что держит член Принца обеими руками, хотя каждая клетка его тела протестовала против этого. Ему не нравились парни, все, что он знал, было то, что он влюбился в Лелуша, но он также сильно любил и Юфи. Куруруги никогда не задавался такими вопросами, да, он уважал Шнайзеля как человека, он восхищался им, но такого сценария никогда не представлял себе.
Он постарался сохранить бесстрастное лицо, даже когда почувствовал, что сгорает от стыда. Приоткрыв немного рот, Сузаку коснулся кончиком языка головки члена, ощущая на языке привкус соли и мускуса. Когда он снова заколебался, рука Шнайзеля надавила ему на затылок, ненавязчиво подсказывая, что нужно Принцу. Сузаку на секунду подумал, как было бы хорошо, если бы он никогда не встретил Лелуша, прежде чем он широко открыл рот и взял член Шнайзеля как можно глубже.
Он даже сейчас чувствовал, насколько огромен его член. Даже сейчас, наклонившись к паху Шнайзеля и ощущая его член у себя в горле, Сузаку не смог заглотить его до конца. Оставаясь в том же положении, Сузаку закрыл глаза, медленно повернул голову и начал осторожно двигать головой вверх и вниз, стараясь найти свой ритм. В комнате стояла тишина, вы которой особенно громко раздавались непристойные «мокрые» звуки, когда Куруруги сосал.
- Ты хорош в этом ...- Шнайзель тяжело дышал. Сузаку старался не останавливаться.
Он упорно продолжал сосать, когда Шнайзель вдруг подался вперед, чтобы схватить его за подбородок, останавливая движения и отведя его голову назад, так что его член выскользнул изо рта Сузаку.

- Ты очень хорошо разогрел меня, но хотелось бы перейти к основному блюду.- В голосе Шнайзеля проскользнула злорадная усмешка. - Я хочу, чтобы ты сейчас встал на четвереньки. – Сузаку встал, как ему было велено, словно повиновался военной команде.
- Наоборот…
Куруруги развернулся вокруг своей оси, оказавшись на краю кровати. На секунду его взгляд уперся в Лелуша, но он поспешил быстро отвернуться. Шнайзель встал позади него и Сузаку вздрогнул от чужого прикосновения к своей коже, тем временем Принц гладил его бедра, спину и зад. Стоя в столь унизительной позе, Куруруги почувствовал себя животным, а не человеком. Он вздрогнул от якобы случайного прикосновения к своему паху.

- Все еще не возбуждён? – Наклонившись, прошептал Шнайзель. – Не могу ли я исправить это?
Сузаку видел, как дернулся Лелуш, стараясь, высвободиться из своих пут, видел, как плотно впился кожаный воротник в его шею и тот сдавленно захрипел.

Он резко выдохнул, когда почувствовал, как что-то влажное и холодное стекает между его ягодиц. Он повернулся, чтобы просмотреть на Шнайзеля, который держал в руках тюбик со смазкой, выжимая на его задницу тонкую полоску, наслаждаясь видом стекающей жидкости. Принц не смог сдержать усмешку, когда выжимал остатки смазки на его анус. Это было очень неприятно: ощущать, как избыток смазки стекает вниз по его ногам и впитывается в простыни под ними. Шнайзель раздвинул его ягодицы и начал поглаживать сморщенную дырочку, другой рукой, скользкой от смазки, он гладил его член. Сузаку опустил голову и закусил губу.

Я не хочу этого... Я не хочу этого... Я не хочу… Лелуш...

Однако ощущения были довольно приятные. Устойчивая, теплая власть Шнайзеля и легкая, скользкая прохлада смазки. Он держал голову низко опущенной, уперев взгляд в простыню и надеясь, что Лел


Сообщество » Творчество фанатов » Фанфикшн » Счастье в рабстве. (Nc-17;Cузаку/Лелуш)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: