Свежие новости

Все новости | RSS-лента новостей

Code Geass goods


1

Code Geass x KAOKAO

26 Августа 2018

  • Дата публикации:
  • Репортёр: Lucian_Lacroix
  • Новость номер: #1 / #349
  • Прочитана: 51 раз
  • Рейтинг: 5.0 баллов
  • Категория: #2 Интересное
  • Источник новости: twitter.com

Подробнее

Code Geass


1

Интервью с Каори Надзука

17 Августа 2018

Подробнее

Активность участников

Гостевая книга | RSS-лента сообщества

Обсуждение новостей


  • Lucian_Lacroix
    • Добавлено: 09 Сентября 2018
    • Комментарий номер: #1

    Lucian_Lacroix

    К новости: Дата выхода и трейлер Code Geass: Lelouch of the Resurrection

    Неужели Вы думали, что такой дешёвый пиар прокатит? За девять лет существования сайта, таких спамеров были сотни. Не удивили. Начитаются статей типа "Как профессионально спамить" и думают, что они теперь спамеры-виртуозы. Клоуны.


  • Зеро
    • Добавлено: 09 Сентября 2018
    • Комментарий номер: #2

    Зеро

    К новости: Дата выхода и трейлер Code Geass: Lelouch of the Resurrection

    Вообще-то перевод Вам не принадлежит. Вы недобросовестно его скопировали, разместили здесь позже оригинального источника, да ещё присваиваете его себе. Очень мерзко с Вашей стороны.


  • Lucian_Lacroix
    • Добавлено: 02 Сентября 2018
    • Комментарий номер: #3

    Lucian_Lacroix

    К новости: Дата выхода и трейлер Code Geass: Lelouch of the Resurrection

    Мне то откуда знать? Это у админов сообщества надо спрашивать, почему они разместили мой перевод трейлера в свой группе, не указав в качестве источника geass.net.

    Ссылку удалил, несогласованная с редакцией сайта реклама сторонних ресурсов запрещена.


Новое на форума


Вся активность

Популярное на форума


Текущая дата: 23 Сентября 2018, Воскресенье. Текущие время: 00:40.

Регистрация

Желаешь стать участником нашего сообщества и иметь доступ ко всем разделам сайта?

Регистрируйся - это недолго!

Авторизация

Рейтинг участников

Список всех участников


Рейтинг наград

Знаки отличия
I Kallen
I Lucian_Lacroix, II youloveit
Любовь
I Тэлли
Позитив
I Тэлли, II Lucian_Lacroix, III Villeta, MESNICK, Катана, Immortal_Cat

Статистика

Общее об участниках:

На сайте зарегистрировано 657 человек. Из них парней - 398 и девушек - 259. Новых пользователей сегодня - 0, вчера - 0, на этой недели - 0, в этом месяце - 0.

Пользователи по группам:

  • Участники - 636
  • VIP участники - 18
  • Модераторы - 0
  • Редакторы - 3

Пользователи по знаку зодиака:

  • Овны - 0
  • Тельцы - 0
  • Близнецы - 0
  • Раки - 0
  • Львы - 0
  • Девы - 0
  • Весы - 0
  • Скорпионы - 0
  • Стрельцы - 0
  • Козероги - 0
  • Водолеи - 0
  • Рыбы - 0

Поиск по сайту

Расширенный поиск

Заметка


Популярные теги

Clamp (1)
FairMy (1)
Iris (1)
OST (1)
ova (1)

"Рыцарь и Королева"

Главы 1 - 10.


  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Kallen, Lucian_Lacroix  
Сообщество » Творчество фанатов » Фанфикшн » "Рыцарь и Королева" (Главы 1 - 10.)
"Рыцарь и Королева"

Название: Королева и Рыцарь (The Queen and the Knight)
Автор: ObsidianDawn
Ссылка на оригинал: The_Queen_and_The_Knight
Переводчик: Preclara
Бета: Junigatsu
Жанр: драма, романтика
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Карен/Сузаку
Размер: миди (10 глав)
Статус: в процессе
Разрешение на перевод: получено
Саммари: Карен никогда бы не подумала, что ее приход в академию Эшфорд вскроет раны прошлого, которые, казалось, были залечены давно, или что она обратится за утешением к своему самому ненавистному врагу. Смогут ли две потерянные души найти спасение друг в друге?
Предупреждения: действие происходит после Реквиема по Зеро.
Дисклеймер: Горо Танигути, Итиро Окоути

Глава 1. Неизбежно пересекающиеся пути
Все уже давно покинули Академию Эшфорд, разъехавшись по домам. Только она осталась. Сидя на крыше школы, прижав колени к груди, Карен Кодзуки всматривалась в ночное небо. Ей хотелось увидеть звезды, но огни, освещающие поселение Токио, отказывали ей в этом удовольствии. Раз небеса не могли дотянуться до нее, Карен решила зажечь небо сама.
От представления, проведенного Студенческим советом, осталось несколько фейерверков, и кто-то вернул их на прежнее место. Казалось, кто бы это ни был, намеренно или нет, он оставил несколько для нее. Вытянув руку, девушка поднесла зажженную спичку к фитилю и держала до тех пор, пока огонь не схватил его. Затем она отодвинулась, чтобы насладиться результатом.
Взрыв высоко в небе заглушил звук стройки, где люди продолжали восстанавливать разрушенные во время войны территории Токио. Карен надеялась, что они, наконец, перестанут обращать внимание на разливающийся сверху свет.
Ей понадобилось все ее мужество, чтобы принять предложение Милли прийти на встречу Студсовета и даже появиться на публике, ведь она практически не выходила из дома. Расклеенные по комнате фотографии напоминали ей о нем, но девушка старалась не придавать значения прошлому. Это был единственный способ жить дальше с осознанием жестокой реальности произошедшего.
Мир, несомненно, стал лучше. Опустошенные войной и ненавистью, все страны старались восстановить разрушенное и сделать шаг к светлому будущему. Даже Карен неожиданно для себя осознала, что она счастливее, чем была. Именно поэтому она не хотела возвращаться к воспоминаниям, которые стоили ей так дорого. Но все же хорошо, что она смогла снова всех увидеть, пусть даже простой разговор с ними тревожил глубоко запрятанные воспоминания.
Карен была поглощена своими мыслями и не заметила, что на крыше школы больше не одна. Пришедший старался двигаться осторожно, чтобы не нарушить создавшуюся тишину пустой площадки. И ему это удавалось до тех пор, пока Карен не услышала тихий шорох одежды, настолько знакомый, что иногда казалось, будто этот темный накрахмаленный плащ стал частью ее самой.
Девушка наблюдала, как Зеро приближается к ней - темный силуэт, за чьей спиной мерцали огни Токио. Она закрыла глаза и не смогла сдержать короткой грустной улыбки, понимая, что сегодня думала о нем больше, чем за весь прошедший год. Боль от потери осталась, и вероятность увидеть знакомую маску была главной причиной, почему она не хотела приходить на эту импровизированную встречу. Как бы то ни было, уже слишком поздно что-то менять, поэтому она справлялась с болью так, как могла.
- Я думала, ты уедешь вместе с Императрицей, - тихо произнесла Карен и обхватила руками колени. Зеро ничего не ответил, остановившись за несколько шагов до нее. Между ними повисла до странности уютная тишина, нарушаемая лишь далеким глухим шумом стройки. Карен сосредоточенно вглядывалась в горизонт. Она не хотела его видеть и месяцами ненавидела даже мысль, что их пути могут снова пересечься. Но ее ненависть и грусть со временем отступили и надежно спрятались, чтобы принять в награду будущее.
- Я не собиралась возвращаться, - спустя несколько минут твердо сказала она. Слабый ветерок донес до него ее спокойный голос. - Я пришла только потому, что он заставил меня пообещать вернуться сюда вместе с ним, чтобы увидеться со всеми еще раз, когда бы все это закончилось.
Не спеша поднявшись, девушка оперлась на перила, которые ограждали школьную крышу со всех сторон. Выждав томительное мгновение, Зеро присоединился к ней. Он стоял рядом, выпрямив спину, так близко, что край плаща задевал ее ногу. Посмотрев на него краем глаза, Карен тихо вздохнула и посмотрела на площадку внизу.
- У тебя нет его величественности и особого вкуса, но у тебя неплохо получается, - мягко улыбнувшись, заметила она. - Театральность и стратегия никогда не были твоими сильными сторонами, не так ли, Сузаку?
Знакомый шлем порывистым движением был снят, и Карен, даже не видя лица, без труда могла представить то выражение удивления и смятения, что отразилось на нем. Сузаку медленно провел рукой по шлему, уже привычно заменявшему рыцарю его собственное лицо, и взглянул на свое отражение.
- Как давно? - спросил он, неловко рассматривая девушку.
- С того самого момента, как ты появился перед процессией. Я бы сказала, что мы сражались достаточно для того, чтобы я узнала твою манеру двигаться.
- Думаю, ты права, - признал он и улыбнулся лишь самыми уголками губ. Маску Зеро Сузаку аккуратно положил на перила.
- Обещаю, что сохраню эту тайну, - поспешно добавила Карен. - Даже от Джино. Лелуш доверил ее тебе… И я не предам его желания.
- Спасибо…
Они оба молчали, пока Карен размышляла, стоит ли ей остаться и продолжить разговор. Она бы никогда и никому не рассказала, что знает правду, особенно тому, кого все это время ненавидела всем сердцем. И пусть они больше не враги, но были ли вообще когда-либо друзьями? Возможно, только в академии Эшфорд они не находились по разные стороны.
- Будущее… - Карен взглянула на рыцаря с каштановыми волосами. - Ведь это был его подарок нам, миру?
Сузаку сдержанно кивнул, и Карен закусила губу. Она приложила столько усилий, чтобы не думать о Лелуше, с того самого дня, как поняла, в чем заключался его настоящий замысел. Она не испытывала к нему ненависти, даже когда весь мир проклинал его существование. Бывшего императора презирали и называли тираном, но все это было тщательно продуманной ложью, изначально воздвигнутой для того, чтобы общество поднялось на новую ступень. Эта ложь являлась гарантией сохранности мира, которого он никогда бы не достиг, оставшись в живых. Лелуш лгал всем, даже друзьям, пожертвовав своим счастьем, чтобы те, кто ненавидел его, могли жить дальше.
- Я бы последовала за ним до конца, если бы он только попросил… - прошептала Карен, закрывая глаза и медленно вдыхая прохладный ночной воздух. И прежде чем она смогла подчинить эмоции разуму, слова сами сорвались с губ. - Эгоист! Ему было плевать, что я чувствовала, что чувствовали остальные!
Карен знала, что ходит по тонкому льду. Ощущение потери и предательства ни на минуту не покидало ее сердца. Весь прошлый год она потратила на то, чтобы запрятать его глубоко в душе, отказываясь мириться с мыслью, что ничего не могла изменить. Понимание этого не заглушало боль, но сдерживало переполнявшее ее отчаяние. Было опасно в первый раз говорить о собственных чувствах так открыто, поэтому она медленно разрушала в себе те возведенные стены, что скрывали боль внутри.
Неожиданно Сузаку заговорил, прерывая беспокойный ход мыслей девушки:
- До завоевания Японии, еще в детстве, Лелуш учил меня играть в шахматы. И хотя у меня не было шансов обыграть его, я узнал о нем кое-что такое, о чем никто не догадывался.
- Если не сдвинется Король, окружение останется на месте? - кривя губы в усмешке, отозвалась Карен, вспомнив в точности до последнего слова фразу Лелуша, услышанную во время его партии со Шнайзером.
- Нет, - ответил Сузаку, тряхнув челкой. - Я понял, что ни при каких обстоятельствах Лелуш не жертвовал Королевой.
От его слов у Карен перехватило дыхание. Она взглянула на Сузаку и уже не смогла отвернуться, ощущая, как вновь нахлынувшие воспоминания переполняют ее, и с трудом сдерживая слезы.
- Что?.. О чем ты говоришь?
- Разве не ты была ею, Q1? - задумчиво спросил Куруруги и, не дожидаясь ответа, с маской в руках бесшумно направился к выходу. Он даже не догадывался, что произнесенные без злого умысла слова способны ранить Карен. Сузаку не мог знать, что ее внутренний, тщательно выстроенный барьер, итак ослабевший под действием воспоминаний, пошатнулся и рухнул. Карен заплакала, не в силах сдержать текущие из глаз предательские слезы. Злость смешалась с горечью, и до того, как она смогла себя остановить, уже бежала за удаляющимся юношей. Сузаку оглянулся, когда услышал приближающиеся шаги, и остановился за мгновенье до того, как девушка налетела на него. Ему пришлось отступить на шаг, чтобы не упасть.
- Почему?! - Отчаянно воскликнув, она с силой ударила его по груди. - Почему он должен был умереть, чтобы мы могли жить?!
Сузаку замер, держа в руке шлем и не зная, как себя вести. Он не ожидал, что она сорвется, ведь еще минуту назад девушка была спокойна. Более того, никогда бы не подумал, что она будет искать утешения в нем, даже если бы он остался единственным человеком, с которым можно разделить разочарование и боль. Карен уткнулась лицом ему в грудь, продолжая слабо ударять кулаками.
- Я должна ненавидеть тебя за то, что ты натворил, - прошептала она голосом, полным горечи и тоски. - Я хочу ненавидеть тебя, но не могу, потому что знаю: он хотел этого и спланировал все с самого начала.
Чувство вины неприятно кольнуло Сузаку. Он хотел сказать, что она была важна для Лелуша, а не пытаться задеть ее.
- Даже если бы все отвернулись от него… я бы осталась с ним. Я бы захватила для него весь мир. Я бы умерла за него…
- Карен… - тихо позвал Сузаку, когда девушка прижалась ладонями к его груди, вздрагивая и часто дыша.
- Должен был быть другой способ! - Она с трудом сдерживала всхлипы. - Ты… убил его… и весь мир тебе благодарен за это. Они счастливы, и никто даже не представляет, что он сделал для них.
- Не правда, - возразил парень, обнимая девушку и тем самым пытаясь успокоить ее. Маска со стуком упала на крышу. - Мы знаем, и этого достаточно.
Карен изнеможенно опустилась, и Сузаку медленно последовал за ней. Он встал на колени, не представляя, что делать дальше. За все время, что он знал эту девушку как своего соперника и школьного друга, он никогда не видел ее сломленной. Парень мысленно добавил еще один пункт в список грехов Лелуша и с удивлением осознал, что этот случай волнует его больше, чем все остальные.
Девушка перед ним продолжала тихо всхлипывать, пока Сузаку обнимал ее за плечи, и лишь через несколько минут перестала дрожать. Бывший Нулевой Рыцарь терпеливо ждал, когда Карен придет в себя и оттолкнет его. Но время шло, а она все также оставалась в его объятиях. Сузаку нерешительно взглянул в ее лицо. Он не сразу понял, что она заснула, устав от переживаний, и все еще крепко держась за него.
Карен не знала, что сильные и нежные руки обнимали ее, таким образом защищая от болезненного сна. Даже не осознавая этого, она судорожно сжимала маску, которую Сузаку положил ей на живот, так, как ребенок сжимает свою любимую игрушку. Он осторожно спустился по лестнице, унося ее прочь от академии Эшфорд.

Глава 2. Сообщник Зеро

Карен сидела почти в полной темноте, потирая опухшие от слез глаза и ощущая боль в мышцах. На мгновение она нахмурилась, не понимая, где находится и как сюда попала. Что-то знакомое было в комнате, в которой она проснулась, но никак не удавалось вспомнить. Девушка вздрогнула, почувствовав холодное прикосновение металла к своей руке. Когда она увидела лежащую рядом с ней на матрасе маску, все встало на свои места.
Карен вспыхнула, вспомнив события прошлой ночи, разговор с Сузаку и свое поведение. Хорошо, что в комнате она одна, и никто не видит ее смущения. Повернувшись, Карен осторожно опустила ноги на пружинящий ковер, поднялась и направилась к замеченному выключателю около закрытой двери. Как только в комнате зажегся свет, она немедленно поняла, где находится, и не смогла сдержать сорвавшегося возгласа удивления:
- Она все еще здесь!
Тот факт, что передвижная штаб-квартира Ордена Черных Рыцарей не была уничтожена во время войны, вызвал у Карен улыбку. Девушка интуитивно узнала комнату даже в темноте, спустя столько времени. Когда-то именно здесь Зеро проводил большую часть своего времени; это было единственное во всем трейлере место с настоящей кроватью. Карен с удовольствием отметила, что комната ничуть не изменилась с тех пор, как она была здесь в последний раз, только отсутствовал человек, благодаря которому помещение стало памятным.
Карен со вздохом оглядела свою помятую школьную форму. Она с трудом вспомнила, в каком оцепенении находилась прошлой ночью, и гадала, какой же путь пришлось проделать Сузаку, чтобы принести ее в трейлер. Как она могла позволить своей выдержке ослабнуть? Девушка не находила себе места. Она медленно обошла комнату, кончиками пальцев касаясь каждого предмета, хранящего в себе воспоминания о днях, когда она являлась одной из Черных Рыцарей.
Во время Черного восстания это место было для нее вторым домом, и, наверное, она засыпала на таких диванчиках чаще, чем в собственной кровати. Карен никогда не считала себя сентиментальной, но не могла перестать улыбаться, пока бродила по комнате, когда-то принадлежавшей Лелушу.
Заметив приоткрытую дверцу стоящего в углу шкафа, она с любопытством заглянула в него. Внутри царил порядок, в каком Лелуш обычно хранил свою одежду. Каждая вещь аккуратно повешена, включая два более темных костюма, по которым Сузаку можно опознать как Зеро. Карен уже начала закрывать дверь, когда ее взгляд упал на знакомый кусок красной материи, бережно сложенный и убранный на полку.
Она достала и развернула униформу, все еще не веря, что снова видит ее. После завершения войны Карен выбросила свой костюм пилота, потому что множественные повреждения, причиненные ему в битвах, по иронии судьбы, с Сузаку, подтверждали его непригодность. Держа за плечики то, что когда-то было ее второй кожей, девушка критически оглядела потрепанную одежду, а потом и свою, в складках, школьную форму.
Перекинув костюм через руку, Карен прошла в небольшую ванную, примыкающую к комнате, и сдернула с крючка махровое полотенце. Душ смоет ту тяжесть, что легла ей на плечи, плюс, девушка хотела как можно скорее снять с себя несвежую одежду. Скинув на пол измятую форму и сломанный ключ в виде кролика, который она носила на шее, Карен встала под бьющую из душа струю воды.
Было приятно ощущать, как горячие капли градом бегут по телу, позволяя забыть о пережитой боли. Она старалась не вспоминать о том, как потеряла контроль над эмоциями. Даже неожиданное столкновение с прошлым лицом к лицу не может оправдать ее действий, и Карен было невероятно стыдно за проявление своих искренних чувств. С этого момента она будет действовать более разумно. Стряхнув капли воды со своих коротких волос, Карен закрутила кран и ступила на кафельный пол.
Девушка наспех вытерлась, схватила ярко-красный костюм и вернулась в комнату. Школьную форму небрежно бросила на кровать, и она осталась лежать там, неуклюже распластав рукава. Карен начала сушить волосы, то и дело бросая взгляд на маску Зеро. Это было странное чувство - смотреть на фальшивое лицо, с которым она была настолько хорошо знакома. Шлем покрывали небольшие трещины и царапины, и она могла без труда вспомнить, когда Лелушу досталось большинство из них.
Девушка была настолько увлечена мыслями, рассматривая свое искаженное отражение в маске, что вздрогнула от неожиданности, когда дверь спальни распахнулась. Сузаку привычно прошел в комнату, сопровождаемый шорохом вздувающегося плаща, и резко остановился. Некоторое время они смотрели друг на друга с разных концов небольшого помещения, не в силах прийти в себя от настойчивого чувства дежа вю.
- Карен! Прости, я не подумал…
- Что тебе такого надо, что ты болтаешься тут?! - крикнула Карен и, прикрывшись полотенцем, метнулась к кровати.
- Мне нужна была моя маска, и я не знал, что ты… - попытался объяснил Сузаку, путаясь в словах.
- Так забирай ее и проваливай! - Девушка швырнула шлем с такой силой, чтобы Куруруги почувствовал на себе, каково это - быть застигнутым врасплох.
Юноша поспешно ретировался, хлопнув дверью, и спустился на этаж ниже, пока Карен не решила запустить в него чем-то более весомым. Девушка пыталась отдышаться, не сводя глаз с закрытой двери и не решаясь переодеться.
- Идиот…
Спустя несколько минут, закончив проклинать отсутствие у Куруруги такта, Карен, одетая в свой алый костюм пилота, спустилась вниз по лестнице. Она была полна решимости высказать все, что думает об этом парне, но внезапно услышала знакомый голос, который разносился по всему трейлеру.
- Я понимаю, Зеро, но ты уверен, что справишься один? Из присланных тобой докладов ясно, что эта группа организована намного лучше, чем все остальные мятежники в Японии.
Карен выглянула из-за угла и с удивлением заметила перемены, сделанные Сузаку в трейлере. Вся задняя часть штаб-квартиры оказалась измененной: появилась стена, изрядно уменьшившая комнату, а ряд мониторов поменял свое расположение, поскольку не было необходимости использовать их, когда на базе только один человек. Дисплей теперь висел напротив кресла командующего. Карен задалась вопросом: все эти перемены вызваны повреждением трейлера или какими-то личными соображениями нового Зеро? Она немного скучала по прежней обстановке.
Сузаку сидел перед экраном, стараясь говорить и двигаться так, как его предшественник, и был всецело поглощен видеозвонком.
- Я буду в порядке, Тодо. Если возникнет необходимость, меня здесь заменят. Ты нужен в Киото.
- Понятно.
Сузаку завершил соединение, откинулся на спинку кресла и снял маску. Карен наблюдала за ним все время, пока он торопливо набирал на дисплее команды. Ей было интересно узнать, чем сейчас занимались оставшиеся Черные Рыцари, но она не хотела вмешиваться в чужие дела. Хотя мир пребывал в состоянии покоя, все еще происходили внутренние конфликты, требующие внимания власти. Практически все управление осуществлял Зеро, и большая часть ответственности легла на плечи Сузаку. Несмотря на то, что мир стал лучше, находились противники произошедших изменений, которые пытались извлечь выгоду, пользуясь терпимостью и благодушием правителя.
- Где мы? - спросила Карен, как только юноша повернулся к ней.
- На восстанавливающейся территории в Синдзюку.
- На стройке?
- Да, - кивнул он. - Послушай, Карен, насчет того, что случилось наверху…
- Не бери в голову, - отмахнулась девушка, закатывая глаза, и с размаху уселась на единственный оставшийся в трейлере диван.
- Как скажешь.
- Не могу поверить, что эта штуковина в целости и находится здесь, - задумчиво проговорила Карен, отвлеченно теребя ткань дивана.
- Перед тем как покинуть Японию, Лелуш спрятал ее, на случай, если она может пригодиться снова. Я превратил штаб-квартиру в мобильный командный центр для моих частых визитов в Токио.
- Ты бы не нашел ничего лучше, - удрученно сообщила девушка.
- Я хотел отвезти тебя домой из Академии Эшфорд, - начал Сузаку, глядя в пол, - но не знал, где ты живешь.
- Все в порядке, - ответила Карен и покраснела, вспомнив свое поведение.
- Я могу отвезти тебя сейчас, если хочешь. У меня есть некоторое дела, требующие решения, но их можно отложить.
- Ни к чему спешка. У меня же сегодня нет занятий или чего-то важного, - пожала плечами Карен и, откинувшись на спинку дивана, закрыла глаза. В трейлере было тихо. Девушка отдыхала, удобно устроившись на привычном месте и мысленно находясь далеко от трейлера. Но даже с закрытыми глазами она понимала, что Сузаку смотрит на нее. Она чувствовала его взгляд, устремленный на нее, и это начинало раздражать.
- Что? - не выдержав, спросила она.
- А? - откликнулся Сузаку, застигнутый врасплох. - М-м-м, ничего. Я просто думал, как давно не видел тебя в этом костюме…
- С тех пор, как мы встретились в сражении, только по разные стороны?
- Да…
- Надеюсь, это послужило тебе уроком: не стоит идти против меня.
Сузаку рассмеялся, а Карен приоткрыла один глаз, чтобы видеть его. Бывший Нулевой Рыцарь сидел в кресле, подперев рукой щеку и задумчиво потирая подбородок.
- Мы никогда не ладили и всегда оказывались по разные стороны, кроме того случая на острове Каминедзима.
- Ты имеешь в виду, когда я пыталась ударить тебя ножом?
- Ну да, - произнес Сузаку с легким смешком и немного покраснел, вспомнив инцидент.
Их разговор неожиданно прервал назойливый звук, и Куруруги немедленно выпрямился, сев поглубже в кресло и повернувшись в видеодисплею. Он напечатал две команды и, перед тем, как надеть маску Зеро, оглянулся на Карен.
- Мне придется ответить на этот звонок. Ты можешь остаться.
- Как будто бы я ушла, если бы ты меня попросил.
Парень тряхнул головой и едва успел надеть шлем, как экран перед ним незамедлительно ожил. Карен вскочила со своего места, лучась счастьем, поскольку узнала звонившего. Оги Канаме сидел в своем офисе, наспех просматривая лежащую перед ним папку, и поняв, что ему ответили, посмотрел на экран.
- Зеро, мы готовы выполнять… - он запнулся в середине предложения. - Карен?
Бывший пилот Красного Лотоса встала перед экраном, оперевшись на спинку кресла Сузаку и широко улыбаясь своему давнему другу. Они не виделись со дня его свадьбы, да и работа премьер-министра Японии не позволяет уделять много времени старым друзьям.
- Оги! Как я рада тебя видеть!
- Как и я. Но, Карен, что ты делаешь здесь, с Зеро?
Хороший вопрос, только она не может дать на него ответ и рассказать, что в действительности произошло. Зеро не является личным телохранителем императрицы, так с какой стати он должен был поехать в Эшфорд на встречу выпускников? Студсовет удалось бы провести, но Оги непременно засомневается в словах Карен.
- Я… эм… - начала Карен, силясь придумать подходящее оправдание. -Я помогаю Зеро в осуществлении одной кампании.
От удивления Оги отодвинулся назад, а Карен поджала губы. Она уже давно отказалась от прошлой жизни, и Канаме это знал как никто другой, поэтому заявление девушки о помощи новому Зеро с неизвестной военной кампанией прозвучало для него также неожиданно, как если бы она сказала правду. Мужчина несколько секунд не отрывал от нее взгляда, после чего пожал плечами и улыбнулся с экрана монитора.
- Понимаю. Я рад, что у тебя все хорошо, Карен.
- Ты сказал «Карен»? - послышался второй голос. Кричавший человек не попадал в ракурс камеры, но почти сразу на экране замаячил Тамаки, уверенно отодвигающий премьер-министра в сторону, чтобы лично пообщаться с девушкой. Едва видимый теперь Оги прикрыл лицо руками.
- Карен! Сто лет тебя не видел! Ты снова работаешь на Зеро?
Из всех бывший Черных Рыцарей Тамаки единственный, кто обращался с Сузаку как с настоящим Зеро. Он знает, что этот человек не тот прежний Зеро, который возглавил Черное Восстание, но никогда не ставит под сомнение его приказы. Для него Зеро – это воплощение идеи, облачившейся в форму справедливости, чего никогда не смогли бы принять остальные рыцари. В каком-то смысле Тамаки намного умнее своих товарищей.
- Да, - ответила Карен, быстро взглянув на Сузаку. - У нас особенная миссия.
- Вот это да! Если вы беретесь за это вместе, то победа вам обеспечена! - радостно сообщил Тамаки, после чего его весьма невежливо отпихнули от экрана.
- Зеро, - было видно, что Оги волнуется, - полиция на подходе. Когда ты будешь готов, мы начнем операцию.
- Благодарю, премьер-министр. Поручаю тебе заняться приготовлениями к моему прибытию.
- Хорошо.
Когда дисплей погас, Сузаку снял маску и медленно повернулся к девушке. Нахмурившись, он озабоченно посмотрел на Карен и спросил:
- Ты правда будешь делать то, что сказала им?
Карен задалась тем же вопросом. Она уже давно не участвовала в военных действиях, но предвкушение будущих сражений не давало ей покоя. Ничего ведь не случится, если она немного поможет Сузаку? Особенно, если делать это для Оги.
- Да, – кивнула девушка. - Раз уж я здесь, то могу помочь тебе.
- Ты уверена? Твоя мама не будет волноваться?
- Сейчас выходные. Позвоню ей и скажу, что остаюсь у друзей. Частично это правда.
- Если это то, чего ты действительно хочешь.
- Не будь таким мрачным, - фыркнула Карен, закатывая глаза. - Мне больше нравилось, когда ты был упертым идиотом. Так что там у нас за миссия?
- Объясню по пути, но для начала надо познакомить тебя со снаряжением. - Сузаку встал с кресла и направился в глубь трейлера.
- Мое… снаряжение? - переспросила Кодзуки, едва поспевая за ним.
Куруруги задержался у недавно сооруженной стены и нажал на кнопку на ней. Дверь, расположенная по центру и едва заметная в закрытом виде, бесшумно распахнулась. Темное помещение впереди заинтриговало Карен, и девушка прошла следом. Что Сузаку мог скрывать за стеной? Потянувшись, парень щелкнул выключателем, и зажегшиеся лампы осветили секретную комнату, а также припавший к земле огромный механизм.
- Это же не?.. - выдохнула Карен, оглянувшись на Сузаку. Она узнала теперь уже черный Найтмер, который, как думала, уничтожила.
- Именно, - с улыбкой сказал Сузаку. - Ланселот.

Preclara1, спасибо за перевод. С нетерпением жду продолжения.



Time Enough for Revenge

Рада,что понравилось) продолжение обязательно будет))

Глава 3. Ланселот
- Я правда должна все это прочитать? – с сомнением спросила Карен в прикрепленный к уху телефон. Она заняла место в кабине Ланселота и пролистывала инструкцию по управлению машиной. Ей было неудобно на слегка откинутом сиденье, и Карен поняла, что к нему придется приноровиться. Она привыкла к сиденью Гурена в мотоциклетном стиле и теперь чувствовала себя неловко, не наклоняясь вперед.
Трейлер качнуло, и девушка предположила, что они добрались до Синдзюку. Сузаку ничего не сказал о конечном пункте назначения, но казалось, будто они ездили кругами. Проведение операции запланировано на закате, поэтому Карен не удивилась бы, узнав, что парень просто тянул время.
- У нас есть время до того, как отряд полиции, состоящий из Найтмеров, займет свои позиции… Между прочим, я тоже ее читал.
- Ты прочитал? - с ухмылкой переспросила Карен. - Не знала, что инструкции по управлению Найтмерами стали выпускать в картинках.
- Очень смешно, - улыбнулся Сузаку. - Просто просмотри те функции, с которыми еще не знакома.
- Это ведь не та же модель, на которой ты сражался на Дамокле?
- Нет, кое-кто уничтожил Альбион, - с укором напомнил юноша. - Это Ланселот, он участвовал в подавлении Черного Восстания.
- Разве я не взорвала его руку?
- У тебя есть склонность разрушать мои Найтмеры, да. Удивительно, что ты не узнала замену, которую я осуществил.
Карен немного наклонилась вперед, внимательно разглядывая замененную правую руку Ланселота. Отполированное предплечье выглядит так, будто оно снято с Гурена, что, скорее всего, так и есть. Возможно, она могла бы забыть обо всем вооружении Найтмера и полностью положиться на эту руку, если бы такое желание возникло.
- Не думала, что генератор проникающей волны сможет работать на чем-то еще.
- Пришлось пойти на некоторые ухищрения, но в итоге нам удалось модифицировать его, присоединив руку от Сазерленда.
Кабина пилота закрылась, сиденье плавно продвинулось вперед, и внутри Ланселота зажглась панель управления. Карен несколько секунд сравнивала ее с той, которая была в Гурене, пока загружался дисплей контроля Найтмером. Конечно, некоторые различия между ее детищем и Ланселотом были, но она не сомневалась, что скоро привыкнет к ним.
- Так что именно мне предстоит делать? - спросила Кодзуки, меняя некоторые опции на контролере так, чтобы ей было удобно.
- На восстанавливающейся территории Синдзюку прячется группа повстанцев. До недавнего времени мы не воспринимали их всерьез, пока они не начали атаковать более крупные цели вне этого района.
- Они… японцы?
- Карен, - мягко произнес Сузаку и, казалось, он прочитал ее мысли. - Эти люди не такие, как Черные Рыцари. Их не волнует Япония или ее интересы, более того, у них отсутствует понятие справедливости и чести. Они продают преступникам оружие, причиняя вред тем самым людям, которые пытаются восстановить страну.
- Понимаю, - холодно ответила Карен, чувствуя, что начинает злиться.
Она слышала о террористах, всячески препятствующих восстановлению разрушенных территорий, но убедила себя, что они не японцы. Неужели они глупы настолько, чтобы мешать улучшению жизни людей своей страны? Их эгоизм отвратителен.
- Премьер-министр… гхм, я имею в виду Оги, предположил, что эта группа располагает магазином на одном из товарных складов. Мы практически достигли пункта назначения, а полиция уже окружила по периметру всю территорию.
- Против чего я сражаюсь?
- Возможно, несколько Сазерлендов вкупе с оснащенными огнестрельным оружием людьми. Они не составят труда бывшему асу Ордена Черных Рыцарей.
- «Бывшему»? - переспросила Карен и закатила глаза. - Даже если я ушла, Зеро, я все еще лучший пилот, которого ты когда-либо видел.
- Скромная как всегда, - Сузаку хмыкнул, но сразу стал серьезным. - Мы приближаемся к вражескому укрытию. Высылаю тебе координаты их местоположения.
Карен едва успела принять данные по линии связи, как трейлер начал тормозить, а затем тяжелая дверь плавно отъехала в сторону. Они остановились прямо напротив склада, но довольно далеко от него, чтобы выставленные наблюдатели не смогли заметить огромную машину. В предвкушении битвы девушка улыбнулась и, активировав двигатель Иггдрасиля, приготовилась к старту.
- Ланселот Найт, на взлет, - объявил Сузаку, одновременно снимая блокировку с замков, удерживающих Найтмер на месте.
- Есть на взлет!
Вырвавшись из трейлера, Ланселот устремился в сторону склада в сопровождении визга опорных колес, маневрируя между пригорками. Радар засек сигнал вражеского подразделения задолго до того, как Карен заметил стоящий перед тяжелой закрытой дверью охранник. Одинокий Сазерленд повернулся и нацелился на нее, еще не зная, что его судьба предрешена.
Когда Ланселот из предплечья выстрелил гарпуном, тем самым прокладывая себе путь через каменную кладку стены, его заметил другой Найтмер. Карен задействовала канат, чтобы сократить расстояние между двумя машинами прежде, чем враг успеет прицелиться. Тяжелая правая рука сжала голову Сазерленда, приподняв его и используя как сымпровизированный щит.
От столкновения двух Найтмеров огромная дверь склада прогнулась внутрь и с грохотом разлетелась в стороны, когда Ланселот ворвался в помещение. Отстреливаясь от противника, Карен заметила, что машина изрядно помялась после ее отнюдь не аккуратного входа. Около десятка людей кинулось в укрытие, хаотично стреляя и пытаясь избавиться от яростного натиска черного Найтмера. Быстро просканировав помещение расположенными на Ланселоте двойными камерами, девушка засекла двух вооруженных Найтмеров, мчащихся в ее сторону. Карен двинулась зигзагом, не позволяя им взять ее в клещи, и резко сократила дистанцию.
«Идиоты. Вы правда думаете, что сможете схватить меня?»
Выстрелив гарпуном в крышу, Кодзуки перепрыгнула противников, таким образом уйдя от преследования, и обрушилась на них сверху. Приземлившись практически на голову одному из них, она отразила огонь, заслонившись массивной правой рукой, и мгновенно вытащила из-за спины Ланселота клинок квантовых колебаний. Одного удара оказалось достаточно, чтобы разрубить Сазерленд напополам. Заслонившись от последующего взрыва, девушка устремилась к своей следующей цели. Она не оставила вражескому пилоту времени отразить удар оружием, спрятанным в предплечье, и вонзила клинок в корпус машины. Сжав ее голову рукой, оснащенной генератором проникающей волны, Карен с размаху вдавила Сазерленд в стену и активировала устройство.
Второй Найтмер вздулся пузырями от исходящей изнутри энергии и взорвался, уничтожив часть стены. Маневрируя между обломками и не отвлекаясь на выстрелы, Карен направилась назад проверить помещение еще раз.
Оставшиеся люди решили, что разумнее будет отступить, и ускользнули через боковые двери до того, как Ланселот их настиг. Карен быстро убедилась, что на складе не осталось спрятанных Найтмеров, и почувствовала разочарование. Она ожидала большего сопротивления.
- Зеро, - привычно позвала пилот. - Я устранила вооруженных противников, но большинство людей сбежало на улицу.
- Полицейские Найтмеры позаботятся о них. Ты хорошо поработала, Карен.
- Конечно, - самоуверенно ответила девушка. Порученную работу она всегда выполняет идеально.
- Буду через минуту.
Кабина пилота открылась, и Карен медленно спустилась вниз. «Чистка» склада оказалась для нее детской забавой, и она удивилась, как у полиции Токио могли возникнуть проблемы. С другой стороны, Япония все еще восстанавливается, и довольно трудно найти хорошего пилота для Найтмера.
Девушка еще раз оглядела помещение, прежде чем подойти к нагроможденным у стены ящикам. Она презирала людей, шедших против своей страны, продавших себя преступникам на черном рынке. Сузаку оказался прав: эти люди не имеют ничего общего с Черными Рыцарями.
Подойдя к одному из ящиков, Карен сняла с него крышку и заглянула внутрь, чтобы посмотреть, что за оружие продают контрабандисты. Она опешила, увидев содержимое, и метнулась к следующему контейнеру. Пусто. Внутри лежало только несколько деревянных брусьев, которые должны были загрузить вместе с остальным запрещенным товаром.
- Сузаку… - выдохнула в наушник Карен, даже не подумав назвать его иначе. - Эти ящики… в них ничего нет.
- Что? Это бессмысленно, - в замешательстве пробормотал он, но тут же, собравшись, скомандовал: - Карен, здесь что-то не так. Выбирайся оттуда. Сейчас же.
Даже не дослушав Сузаку до конца, девушка кинулась к Ланселоту, но успела сделать только десять шагов до того, как автоматная очередь обозначила место, где ей лучше замереть. Карен повернулась и увидела, как через разрушенную дверь въехала полиция Найтмеров. Пеших полицейских возглавлял человек, недавно выбежавший из здания.
Продажные твари.
- Мы надеялись поймать в нашу ловушку Зеро, - сообщил один из бандитов, подходя к Карен. - Но, если подумать, то и его пилот сойдет.
- Карен… - В голосе Сузаку отчетливо слышалась тревога. - Я приду за тобой, обещаю. Я не позволю им…
Его голос оборвался, когда контрабандист резким движением ударил Карен рукояткой пистолета в висок. Наушник отлетел в сторону, а девушка потеряла сознание еще до того, как упала на землю.

Да, Лелуш бы на такую уловку не купился XD

Спасибо за новую главу.



Time Enough for Revenge

Цитата
Да, Лелуш бы на такую уловку не купился XD

Согласна))

Будем стараться))

Глава 4. Нулевой воин
– Черт возьми! – выругался Сузаку, пытаясь заставить неуклюжий трейлер резко повернуть налево.
Ему приходилось держаться на расстоянии от склада, потому что полиция Найтмеров будет прочесывать близлежащую территорию в поисках Зеро, а без Ланселота он практически беззащитен перед вооруженным врагом. Ускорив ход машины, парень со злостью ударил кулаком по панели управления.
Ни при каких обстоятельствах ему не следовало отправляться ее туда. Это он должен был оказаться там, схваченный и оставленный на милость преступникам. А Карен могла остаться в трейлере, отдавая распоряжения, пока Сузаку расчищал бы склад. Но он знал, что девушке это не понравится, поэтому придержал охрану для того, чтобы угодить ей, позволив сыграть главную роль, и при этом даже не мог точно сформулировать, почему.
Потому что она единственная, кто знает…
Его размышления прервал громкий звук, и Сузаку не сразу понял, что это входящий звонок. Подскочив, он торопливо нажал на наушнике кнопку ответа и резко вдавил педаль тормоза. Неужели девушка смогла сбежать?
– Карен? – настороженно отозвался Сузаку.
– Нет, это Оги. Что произошло? Контакт с полицией потерян, и мы не можем с ней связаться.
– Это была ловушка, – ответил Сузаку, опускаясь в кресло. – У них Кодзуки и Ланселот.
– Не может быть… – Голос мужчины дрогнул. – Что насчет полиции Найтмеров?
– Кто, по-твоему, напал на нее? Кроме них, кто еще знал об операции, Оги?
Канаме замялся, явно нервничая из-за того, что Зеро впервые назвал его по имени. Если бывший глава Черных рыцарей встревожен до такой степени, то дела идут хуже некуда.
– Никто, кроме тебя, Карен и Тодо. Ты же не думаешь, что он?..
– Нет, это не Тодо. Я считаю, что контрабандисты нашли предателей в полиции.
– Что нам делать?
– Я вмонтировал в Ланселот устройство слежения, – произнес Сузаку, снимая ограничения с возможностей Найтмера. – Я иду за ней.
– Один? Это самоубийство. Я мобилизую людей и отправлю их к тебе.
– Нет времени. Если не пойду сейчас, потом будет слишком поздно.
– Слишком поздно…
– Свяжусь с тобой, как только найду ее. – Парень отбросил в сторону наушник и направился в ближайший кабинет.
Террористы не смогут использовать Ланселот без кода активации, известного только ему и Карен. Сузаку знает, что девушка не проговорится, но даже если им удастся вытянуть из нее какую-либо информацию, о Найтмере он думал в последнюю очередь.
Сузаку Куруруги погиб во время сражения на Дамокловом мече, и никто не назвал его героем. Если выяснится, что он – Зеро, то все, чего они достигли вместе с Наналли, мгновенно рухнет. Мир погрузится в хаос, уверенный, что Зеро претворяет желания Дьявола-императора, находящегося по ту сторону мира. Вспыхнут новые сражения, и жертва его друга окажется напрасной.
Однако юноша удивился, когда понял, что его больше волнует судьба Карен. Весь год он исполнял роль Зеро – символа воплощенного идеала, – и главной задачей было сохранить это в тайне. Тем не менее, Сузаку не мог думать ни о чем другом, кроме как о спасении девушки, а его собственная безопасность отступила на второй план.
Распахнув дверь в кабинет, Куруруги занялся поисками необходимого снаряжения. Если полиция Найтмеров сопровождает террористов, то, куда бы те не направлялись, никто не защитит их внутри здания. Он готов поспорить, что полиция постарается избежать такой опасной ситуации и использует политические каналы, чтобы опровергнуть любую компрометирующую их информацию. Если его предположение верно, и у террористов не будет прикрытия в виде Найтмеров, то Сузаку сможет спасти девушку.
«Может, я и не умею продумывать план так тщательно, как это делал Лелуш, но я все еще Зеро. Держись, Карен, я скоро».

Карен медленно открыла глаза и поморщилась, почувствовав пульсирующую боль в виске. Некоторое время она пыталась подняться, пока не поняла, что ее запястья плотно привязаны к подлокотникам стула. Девушка еще раз дернулась, но все же признала, что самостоятельно ей освободиться не удастся. Стул надежно привинчен к полу, и результатом ее борьбы с веревкой стали лишь ссадины на руках.
Глубоко вздохнув, Карен откинулась назад и закрыла глаза в надежде отвлечься от пульсирующих ударов в голове. Сузаку обещал прийти, и ей не осталось ничего, кроме как довериться ему. Девушка знала, что он упрям и решителен как никто другой. Был еще один человек, который сделал бы все для ее спасения, но он давно погиб. Услышав звук открывающейся двери, Карен устало распахнула глаза и поняла, что эту фигуру она когда-то видела.
– Я тебя знаю… – борясь с болью, произнесла пилот.
– Удивительно, что ты меня помнишь.
Девушка прищурилась, силясь воспроизвести в памяти имя. Волосы стали короче, и хотя его трудно опознать без этой нелепой британской формы, у Карен получилось вспомнить.
– Канон Мальдини?..
– Именно.
– Это значит, что Шнайзель?..
– Боюсь, что нет, – медленно покачал головой мужчина. – Лелуш со своим Гиассом позаботился о том, чтобы его брат не помешал делам Зеро. Кстати о Зеро…
– Иди к черту. – Карен вскинула подбородок. – Я ничего не скажу.
– Конечно, – вздохнул Канон. – Думаю, ты и слова лишнего не скажешь против своего любимого Зеро, так?
– Верно, но если ты меня развяжешь, мы сможем обсудить это. – Карен наклонилась вперед и хмуро посмотрела на него.
– Никакой женственности, – улыбаясь, заметил Канон. – Как бы то ни было, сомневаюсь, что ты знаешь, кто такой Зеро. И все же я хочу узнать кое-что, и, обещаю, ты мне скажешь.
Карен сделала попытку вырваться, но Канон уже приближался, с ухмылкой доставая что-то из кармана.

Прикинув размеры здания, Сузаку бесшумно двинулся по примыкавшей к постройке темной аллее. Здание, бывшее когда-то офисом, превратилось в убежище террористов в самом сердце Синдзюку, еще не доступном для восстановления. Куруруги удалось отследить Ланселот, и сейчас он молился, чтобы и Карен была здесь. Ветер с гулом выходил из разбитых окон и зияющих дыр в стенах, служивших доказательством прошлого сражения.
Выбрав подходящее окно, Сузаку разбежался, с силой отталкиваясь от земли и подбрасывая тело вверх. Используя стену как опору для ног, он сделал два шага и в прыжке ухватился вытянутой руку за подоконник. Легко подтянувшись, аккуратно опустился на пол.
В коридоре второго этажа Сузаку не заметил никаких признаков террористов, поэтому, не медля ни секунды, бросился в центр здания. Плащ то и дело вздувался за спиной, когда парень поворачивал за угол, приближаясь к просторному вестибюлю. Перевесившись через перила балкона, он окинул взглядом нижний этаж. Как и ожидалось, Ланселот оставили в центре зала, охраняемого двумя террористами.
Повернувшись, Куруруги прикрепил небольшое устройство к стене, не забыв его включить. По балкону он прокрался на другую сторону вестибюля, вглядываясь в площадку внизу. Здесь он прикрепил вторую бомбу с жидким сакурадайтом, убедившись, что детонатор не сработает раньше времени.
Сузак выпрямился и, рассчитав высоту и расстояние так, как смог, перепрыгнул перила. Парень бесшумно приземлился в нескольких шагах от мужчин и, перекатившись, оказался перед неподготовленным к атаке террористом. Нанеся удар локтем в горло, Сузаку вырвал у него из рук винтовку, не дожидаясь, пока задыхающийся противник рухнет на пол. Коротким выстрелом он избавился от второго охранника.
А дальше все произошло мгновенно. Выстрелы эхом разнеслись по коридорам, предупреждая террористов о незваном госте. Если он успеет забраться в Ланселот раньше, чем до него доберутся враги, победа будет обеспечена.
Сузаку кинулся к Найтмеру, как только механизм пришел в движение. Пилот совершенно растерялся, увидев, что остался без своих напарников. Он грузно развернул Ланселот и неудачно поставил ногу, отчего пол под ним разлетелся на куски. Куруруги пригнулся и отпрыгнул назад, чудом избежав летящих в него обломков. Перекатившись, парень выпрямился и уже потянулся к поясу, когда пилот поднял левую руку механической машины.
Черт, они получили код.
Сузаку замер, когда Найтмер выстрелил гарпуном, но с облегчением осознал, что террорист, управляющий Ланселотом, никуда не годится. Пока пилот возвращал на место оружие, Куруруги ринулся к машине и, ухватившись за канат гарпуна, вместе с ним взмыл вверх.
Как только Сузаку оказался на плече Найтмера, он снял с пояса прямоугольное устройство, свесился вниз, держась за зазор в грудном отделе и качаясь, как маятник, перед корпусом машины. Дождавшись момента, когда рука Ланселота двинется к нему, чтобы схватить, Куруруги поспешно прикрепил уменьшенное в размерах «Возмущение Гефион» к груди Найтмера. Парень перепрыгнул на другое плечо, в то время как старая модель Ланселота, не оснащенная блокирующими приборами, замедлила движение и остановилась. Не мало ему пришлось сделать, чтобы вернуть свой Найтмер.
Обезвредив Ланселот, Куруруги перепрыгнул с него на балкон и бросился на поиски своей настоящей цели. В здании раздавались крики террористов, которые искали его, чтобы устранить. Сузаку подбежал к одной из немногих дверей на этом этаже, выбил ее плечом и, как и рассчитывал, оказался на площадке запасной лестницы. Он не знал, где держат Карен, но единственные пригодные к использованию помещения находятся выше. Надеясь, что сможет найти девушку именно там, Куруруги кинулся вверх по лестнице, перескакивая несколько ступеней за раз.
Распахнув дверь, ведущую на третий этаж, Сузаку буквально налетел на одного из террористов. Но прежде чем противник успел достать пистолет, парень с разбегу оттолкнулся от стены и ударил врага ногой в челюсть, лишив сознания. Сузаку бежал вперед, и на его маске плясали тени от выступов в коридоре.
– Нам нужно взять девчонку и уходить!
– Он сказал охранять дверь. Это всего лишь один человек.
– Всего лишь?! Это Зеро!
Сузаку боком продвинулся к повороту и прижался спиной к стене. Судя по голосам, двое мужчин совсем близко, в следующем коридоре. Юноша медленно выдохнул, успокаиваясь, снял с себя плащ и достал из-за пояса пистолет. Теперь все зависит от его удачливости.
Он резко метнулся вперед и с силой швырнул тяжелый плащ в стоящего слева террориста, в ту же секунду выстрелив во второго. Две пули вылетели из пистолета и попали террористу в грудь. Его напарник слепо стрелял, путаясь в ткани и одновременно пытаясь попасть в противника. В темной материи образовывались дыры, проедаемые горючим веществом. Когда Сузаку был у стены, в него попала одна из случайных пуль. Она впилась в плечо, и, падая, он смог прицелиться и выстрелить, попав точно в горло противника. Враг захрипел и рухнул на пол. Сузаку выругался и встал на ноги, морщась от боли в руке.
Кажется, пуля прошла навылет, но времени проверять не было. Подойдя к двери, которую охраняли террористы, Сузаку толкнул ее здоровым плечом. Она подалась лишь со второго раза, и Куруруги ворвался в комнату, держа оружие наготове.
– Ты! – закричал он, уставившись через маску на Канона Мальдини.
Бывший британский командующий стоял за спиной Карен, прижимая к ее голове пистолет. Сузаку зарычал, продолжая целиться в мужчину и не обращая внимания на капающую с левой руки темно-красную жидкость.
– Успокойся, Зеро, если не хочешь, чтобы мог палец случайно соскользнул.
– Так и знал, что ошибся, решив сохранить тебе жизнь.
– На ошибках учатся, – улыбнулся Канон. – Итак, почему бы тебе не снять маску? Я хочу увидеть лицо человека, лишившего жизни Демона-Императора.
Сузаку долго смотрел на него, в уме перебирая возможные варианты действий. Он не может рисковать жизнью Карен, тем более есть шанс, что Канон нажмет спусковой курок раньше, чем это сделает он сам. После длительного раздумья Сузаку медленно поднял раненую руку и аккуратно снял с лица маску.
– Куруруги?! – ошарашено выдохнул Канон. – Но как, ты же должен быть…
Воспользовавшись тем, что стоящий напротив мужчина находится в сильном замешательстве, Сузаку выстрелил. Пуля вошла Канону в лоб, и он, не успев нажать на курок, рухнул на замусоренный пол.
– Мертв, – опуская оружие, подвел итог Сузаку и направился к Карен.
Девушка отвлеченно смотрела в пол, как будто находилась где-то далеко. Сузаку осторожно повернул ее лицо к себе и заглянул в глаза. Сначала ему показалось, что она в порядке, если не считать небольшого синяка около уха, и только потом он понял, что Канон сделал.
– Рефрейн…
В нем горячей волной прокатилась ярость. Рефрейн использовали для развлечения, для того, чтобы сбежать от реальности и вернуть счастливые воспоминания. При употреблении большой дозы наркотика человек ослабевает, а его разум с легкостью подчиняется любому влиянию, что как нельзя лучше подходит для допросов. Однажды Сузаку сам практически использовал этот метод на Карен, – и мысль об этом заставила его содрогнуться. Ему противно даже вспоминать о том, каким равнодушным и жестоким он был, выбрав такой вариант извлечения информации.
– Карен? – глядя в ее невидящие глаза, тихо позвал парень. – Это я. Я вытащу тебя отсюда.
– …Эти выстрелы, откуда они?
Из коридора донеслись громкие крики, так близко, что сбежать уже не осталось шансов. Оглянувшись на дверь, Сузаку вытащил из кармана детонатор с сакурадайтом и нажал на кнопку. Он накрыл собой сидящую на стуле Карен, и в тот же момент сработала взрывчатка. Фундамент здания дрогнул, а со стен с грохотом начали падать бетонные плиты.
Это должно отвлечь их внимание.
Парень поспешно развязал девушке руки и кинулся в коридор. Убедившись, что противники испарились, Сузаку схватил плащ Зеро и поспешно вернулся в комнату. Он укутал изрядно потрепанной и продырявленной тканью Карен и надел маску. Потом аккуратно, стараясь не навредить слабой от наркотика девушке, поднял ее.
Уже вторую ночь подряд Сузаку держит ее на руках. Он бежал, пытаясь игнорировать стекающую по руке кровь. Им нельзя возвращаться в вестибюль, потому что с такой драгоценной ношей он не сможет спрыгнуть из окна. Оставался один вариант – наверх.
Сузаку снова помчался по лестнице, минуя сразу по две ступени, стараясь избегать поврежденные взрывом. Добравшись до четвертого этажа, он убедился, что его подозрения насчет состояния здания были верны: на этаже отсутствовала целая стена, и сильный ветер бился о бетонные руины. Половина постройки и крыша уничтожены.
Куруруги торопился, слыша за спиной топот ног, но двигался аккуратно, избегая зиящих в полу дыр и обломков стен. Конечно, это отнимало время, но если он найдет место, где сможет спрятать Карен, то попытается отбиться.
– Держи их!
Сузаку замер и медленно повернулся к стоявшему за спиной мужчине. Перед ним оказались трое террористов, и каждый из них целился пистолетом ему в грудь. Отступать некуда. Если он попытается сбежать, они схватят и его, и Карен в считанные секунды. Кроме того, мало надежды на то, что он отстреляется от них, держа девушку на руках.
– Просто убей его, – велел один их них. – Слишком опасно пытаться взять его живым, ведь...
Не успел он договорить, как за его спиной взорвалась стена. Сузаку упал на пол, накрыв собой Карен. Обломки камня и гипсокартона, казалось, заполнили все пространство, подняв вокруг пыль. На спину и ноги парня полетели куски плит.
– Зеро!
Сузаку оглянулся и увидел, как к ним медленно приближается Бурай, двигаясь осторожно, чтобы не упасть со здания. В ушах все еще стоял звон, а в крови бил адреналин, поэтому парень не узнал позвавший его голос. Тогда кабина пилота открылась, и Сузаку поднялся, обнимая находящуюся без сознания Кодзуки.
– Карен? – встревоженно спросил Тамаки, от спешки едва не вывалившись из кабины. – Неужели она?..
– Она жива, – облегченно выдохнув, ответил Сузаку. Все-таки Оги выслал подкрепление. – Помоги остальным обеспечить безопасность в здании, а я позабочусь о Карен.

Глава 5. Проснуться живым.
Карен изнутри разрывал крик.
Она не могла ни говорить, ни двигаться, и с трудом представляла, где находится. Чувствовала биение сердца, каждый непроизвольный вдох, но на большее не хватало сил. Перед глазами все поплыло, когда девушка попыталась повернуть голову и осмотреться. Комната была как в тумане, а реальность казалась затянувшимся сном. Где она, как оказалась здесь? Почему не получается вспомнить, что случилось?
События предшествующих дней Карен помнила также смутно – они беспорядочно вспыхивали в памяти, не желая складываться в единую картину. Она уже была в академии Эшфорд или просто уснула дома, в теплой кровати? Попытки сконцентрироваться на произошедшем оказались тщетными, а в следующую секунду в голове возникла мысль: что если причина в сотрясении мозга? Возможно, она упала и не может пошевелиться или вообще лежит в коме? Девушка запаниковала: сердце тревожно зачастило, а дыхание сбилось. Ярко освещенная комната отдалилась, ее очертания размылись из-за застилавших глаза слез.
Ну же, вспоминай!..
Ее внимание привлек приглушенный звук открывающейся двери, и девушка инстинктивно хотела повернуть голову, чтобы увидеть вошедшего, но не смогла. В поле зрения появился черный силуэт, размытый настолько, что узнать его не удавалось. Может, за ней пришли?..
Все ее страхи развеяла маска, и она стала первой вещью, на которой Карен смогла остановить взгляд. Зеро – нет, Сузаку, который прятался за маской – сделал шаг от двери и остановился у кровати. Поняв, что туман перед глазами начинает рассеиваться, девушка уже осмысленнее взглянула на темную фигуру. Ее сердце забилось медленней, дыхание выровнялось, и она всецело отдалась наблюдению за гостем. Куруруги стоял перед ней, опустив плечи и прикрывая изрядно потрепанным плащом левую руку. Заметив ее взгляд, он наклонился вперед, опираясь на спинку кровати. Не в силах вспомнить, как выглядит Сузаку, Карен могла только гадать, какое у него в этот момент выражение лица, скрытого за темным стеклом.
– Ты меня слышишь, Карен? – тихо спросил Сузаку, и его слова эхом донеслись до девушки.
Она попыталась ответить, но все еще не могла произнести ни слова. Наконец ей удалось перевести взгляд на красный костюм пилота, свисающий со спинки стула. И вдруг все встало на свои места.
Она привязана к стулу и отчаянно пытается вырваться.
К ней приближается Канон, доставая из кармана пистолет с инъекцией.
Потом…
– Это был рефрейн, – медленно произнес Куруруги. – Скоро тебя отключат от системы. – И зачем-то добавил: – Не бойся.
Карен уже ничего не боялась – она была в бешенстве. Если бы переполнявшая ее ненависть могла вернуть силы, то девушка в ту же секунду бы встала и отправилась на поиски Канона. Она уже предвкушала тот момент, когда разорвет его на куски за использование на ней наркотика.
– Он мертв, – продолжил Сузаку, будто прочитав ее мысли по глазам. – Я сам занялся им. С тобой все будет хорошо.
Отвлекшись от пилотского костюма, девушка уставилась в зеркальную поверхность шлема и снова попыталась вспомнить случившееся уже после того, как на нее подействовал рефрейн. Перед глазами вихрем проносились ложные воспоминания, внушенные наркотиком. Единственной вещью, которую она запомнила достаточно четко, была маска, хотя Карен уже начала сомневаться в реальности произошедшего.
– Карен, я…
Дверь вновь распахнулась, и Сузаку прервался на полуслове, немедленно выпрямившись. Всем своим видом он выказывал надменную уверенность в себе. Да, человек, повернувшийся к Карен спиной, был настоящим Зеро.
– Как она? Все еще не говорит?
Оги!
Канаме наклонился к девушке и медленно провел рукой по ее щеке. Кодзуки стало не по себе от того, каким озабоченным стало лицо друга, и, кроме того, она не чувствовала прикосновения.
– Теперь ты в безопасности, – с грустной улыбкой прошептал Оги.
– Ланселот починили? – невозмутимо осведомился Зеро.
– Что? А, да.
– Замечательно.
Было заметно, что Зеро, интересующийся правительственными делами, а не раненой девушкой, раздражает Оги. Но этот человек, прячущий себя настоящего под маской безразличия, не сможет провести Карен. Его поведение в тот момент, когда вошел Канаме, говорило о том, что лишь с ней он мог становиться собой.
– Доктор сказал, что действие наркотика скоро закончится, и, если хотите знать, она избежала серьезных повреждений, – заметил Канаме, выделяя интонацией каждое слово. В его голосе слышался сарказм.
– В таком случае, мне нужно побыть с ней наедине.
– Зачем сейчас? Она даже не может говорить, а ты собираешься допрашивать ее?
– Все, что от нее требуется, это слушать, а не говорить. Будь добр…
Оги немного поворчал, бросил прощальный взгляд на Карен и ушел. Девушка с некоторым беспокойством следила за действиями Зеро, пока он закрывал дверь, ставил стул у кровати так, чтобы она могла его видеть. Он рухнул на жесткое сидение, на мгновенье засомневался, но снял шлем и положил его на край кровати, рядом с ней. Маска завалилась на бок, показав в отражении левую руку хозяина. И только теперь Карен заметила сочащуюся из-под темной материи кровь и поняла, почему Куруруги так старался прикрыть плечо.
Сузаку придвинулся ближе и закрыл лицо ладонью.
– Прости, – прошептал он срывающимся голосом. – Это моя вина, что ты оказалась там…
Сузаку судорожно втянул воздух, и Карен могла поклясться, что он готов заплакать. Но это длилось мгновенье. Парень выпрямился и заглянул ей в глаза, затем протянул правую руку, едва коснувшись того места, куда ее ударили. На бледной коже ярким пятном выделялась ссадина. Сузаку нахмурился, будто почувствовав ее боль, и уронил руку на кровать. И хотя Карен не почувствовала самого прикосновения, охватившее ее странное волнение удивило даже больше, чем необычное поведение бывшего Белого Рыцаря.
– Ты была первым человеком, назвавшим меня по имени, с тех пор, как… – начал он, но тут же встряхнул головой, отгоняя мрачные мысли. – Лелуш сказал, что я больше не смогу жить под именем Сузаку Куруруги, и мне придется забыть все, что я знаю. Таково было его желание. С того времени мое имя мало что значило для меня, ведь я отдал все, чтобы стать Зеро. Пока… ты не вернула мне его. Я был ослеплен им, цепляясь за жизнь, которую уже не вернуть.
Сузаку переводил взгляд с предмета на предмет, его лицо постепенно стало отстраненным и чужим. Карен чувствовала, что между ними вновь возникла стена, за которой Сузаку когда-то спрятался от мира, став Зеро. Он пожертвовал своим счастьем для более значимой цели, используя маску как средство, ведущее к лучшему. Как это сделал Лелуш. Целый год Куруруги был один – отрекшийся от всего, что любил, и это разрушало его изнутри.
Карен захотела ударить его, кричать, пока не сядет голос, доказывая, как он не прав. Ему – им – не обязательно переживать все в одиночку.
– Сузаку больше нет. – Он резко встал. – Этого имени больше не существует. Я был счастлив его услышать.
Сузаку надел шлем Зеро и вновь взглянул на нее сквозь непроницаемое стекло. Несколько капель крови, упавших с его плеча на пол, прозвучали необычайно громко для слабого сознания девушки. Карен силилась встать и остановить его, но могла лишь пристально смотреть на темную маску. Она не знала, почему ей хочется остановить его, но в эту секунду это было единственным желанием.
– Прощай, Карен.
Спустя минуту после того, как Сузаку ушел, в ней проснулась знакомая боль. Она не понимает. Совсем недавно ей не было никакого дела до этого парня, она совершенно забыла о нем. Что же изменилось с тех пор? Почему вдруг она чувствует себя такой потерянной?
Карен бы ни за что не призналась, но в глубине души она знает, почему так больно.
Она так же одинока, как и Сузаку.

Глава 6. Лицом к лицу
– Земля вызывает Карен, как слышно? – протянул Джино, размахивая перед лицом девушки руками.
Карен отпрянула и уставилась на блондина, который лишь покачал головой. Прошло больше месяца с тех пор, как Сузаку простился с ней в больнице и покинул Токио еще до восхода солнца. Хотя она пыталась не думать о той ночи, о нем, в душе остался неприятный осадок. Даже снова воздвигнув защищавшие ее стены, Кодзуки не могла избавиться от мыслей о Сузаку, настойчиво возвращающих в прошлое.
– М-м?
– Что с тобой происходит в последнее время? Ты сама не своя.
– Все в порядке, – ответила девушка, готовая отпираться до последнего.
– Правда? Хорошо, тогда чем закончился фильм, который мы только что посмотрели?
– Я… э…
– А я о чем.
Карен вздохнула и посмотрела в окно кафе, куда они зашли перекусить. Она погрузилась в свои мысли и не уделяла внимания Джино, но не собирается за это извиняться. У него имелась привычка совать нос в чужие дела, и хотя он частенько составляет ей отличную компанию, девушка не хотела отвечать на заданный вопрос. Все равно она не знает, что сказать.
Ее не покидало чувство, что Джино хочет услышать больше, чем она готова ответить, но он никогда не настаивает. Их разделяет тонкая черта между друзьями и чем-то большим, которую, в основном, не дает переступить она сама. Дело не в том, что Джино ей не нравится, просто Карен не может позволить ему стать ближе.
– Ты в своем репертуаре, – прокомментировал парень с набитым ртом, отодвигаясь от стола и театрально нахмуриваясь.
– Да кто тебя спрашивает, – отмахнулась девушка.
– Знаешь, что тебе нужно?
– Уверена, ты меня просветишь.
– Отдых.
– Ты серьезно? – со смехом спросила Карен. – Отдых от чего? Учеба закончилась, я нигде не работаю.
– Кажется, тебе просто скучно и нечем заняться.
Карен пожала плечами и принялась возить ножом по тарелке. Нельзя сказать, что ей все наскучило до такой степени, что она не может ни на чем сконцентрироваться. Она двигалась, проживала дни, но чувствовала себя опустошенной как никогда. Смерть Лелуша стала для нее наибольшим потрясением, и она приложила достаточное количество усилий, чтобы отгородиться от всех. И все же, в секунду слабости, Карен доверилась одному человеку, всего на одну ночь. Раз за разом она возвращается к воспоминаниям о трейлере и призраке находящегося в нем человека, которого ненавидела.
– Может, ты и прав, – согласилась Кодзуки, запретив себе думать о Сузаку.
– Кто бы сомневался, – самодовольно улыбнулся Джино. – Так что, почему бы тебе не поехать со мной в Британию?
В тот момент, когда он это произнес, Карен как раз отправила в рот ветчину и усиленно жевала. Услышав предложение, она поперхнулась, и ей пришлось отдышаться, чтобы заговорить.
– Британия? Ты шутишь?
– А почему бы нет? Если ты не заметила, война закончилась. Моя родина сильно изменилась.
– И все же…
– Соглашайся. У моей семьи вилла в Джойес Гарде, прямо на побережье Тихого океана. К счастью, они там практически не бывают.
– Разве не туда Наналли перенесла столицу?
– Да, но наша вилла не в самом городе – она вне столицы. Так что, если не захочешь, то ты не увидишь ни одного британца, кроме меня, конечно.
– Думаю… – Карен нахмурилась, размышляя. – Это неплохая идея.
Джино засиял и с удовольствием продолжил рассказывать о том, насколько Джойес Гарде замечательное место. Карен старалась выглядеть заинтересованной, но мыслями снова была далеко. Может, ей просто нужно уехать из Японии? Ненадолго. Наверно, это то, что нужно, чтобы избавиться от мыслей о черной маске, о Сузаку.

Джино не преувеличивал, говоря, что Джойес Гарде – один из красивейших городов, какие только можно увидеть. Несмотря на его впечатляющие размеры, в столице царила причудливая атмосфера старомодности. Улицы усажены пальмами, и при этом просторно настолько, что люди не сталкиваются друг с другом нос к носу. Поэтому Карен, пусть и нехотя, признала, что этот британский город гораздо приветливее Токио за всю историю его существования.
Хотя, садясь в машину, которая должна доставить их на виллу, девушка напомнила себе: Джойес Гарде не подвергался нападениям в течение десяти лет. Каким бы прекрасным он не казался, этот город по-прежнему остается погрязшим в коррупции и обмане.
– И? – вопросительно протянул Джино, как только они устроились на заднем сиденье автомобиля.
– Что?
– Какие впечатления?
– Красиво, – Карен пожала плечами и уставилась в окно.
– Тебе здесь нравится! – радостно провозгласил парень.
Они ехали в молчании, и Карен спрашивала себя, о чем она думала, соглашаясь на предложение Джино. Она охотно пересекла полсвета, чтобы побывать в стране, которую презирала и которой противостояла столько лет, только лишь потому, что ее пригласили. Это совсем на нее не похоже – с такой легкостью поддаться чужому влиянию. Девушка даже не допускала мысли, будто ее решение связано с Джино. Она собирается провести неизвестно сколько времени на вилле с другом, который, должно быть, надеется на что-то большее. Когда город остался позади, девушка глубоко вздохнула и посмотрела на Джино, на этот раз с удивлением, потому что он мрачно поглядывал в окно.
– Что-то не так?
– А? – немедленно отреагировал он. – Ничего особенного. Просто, давненько меня здесь не было.
– Точно, – припомнила Карен. – Ты говорил, что в шестнадцать лет поступил на военную службу.
– Я с родителями… Мы не сошлись во взглядах. Думаю, мы наладили отношения, но с тех пор не виделись.
– Они будут на вилле? – спросила Карен, встревожившись перспективой решать эту проблему.
– Нет, – успокоил ее Джино. – Они купили ее для меня, так что сомневаюсь, что они хоть раз там покажутся.
– Они купили тебе дом?
– Я просто умолял их, – со смехом объяснил парень. – Правда, в конечном счете дом превратился в летнее поместье для их благородных, высокомерных друзей-членов загородного клуба.
– Наверное, тяжело, когда не можешь поиграться со своим домиком, когда хочется, – саркастически произнесла Карен, все еще не веря своим ушам.
– Осторожней, не то будешь спать с нашими слугами в хижине без крыши.
– Зато у меня будет отличный вид на звезды, – не осталась в долгу Карен.
– Надеюсь, будет дождь.
Машина медленно въехала в ворота виллы, Карен смеялась и непринужденно болтала с Джино, решив, что эта поездка не так уж плоха. Так она думала ровно до тех пор, пока они не подъехали ближе и не увидели припаркованные у дома машины. Лицо бывшего рыцаря тут же приняло озабоченный вид.
– Невозможно… – выдавил он, торопливо выходя из машины.
Карен сделала то же самое и замерла около открытой двери автомобиля, в то время как парень уверенно шел к двум стоящим перед зданием мужчинам. Обменявшись с ними парой фраз, он бросил взгляд на один из выступающих балконов. Девушка напряженно следила за тем, как Джино, недовольно хмурясь, возвращается к ней.
– Похоже, мы не сможем «поиграться с домиком» одни. По крайней мере, в эти выходные.
– Что это значит?
– Думаю, мои родители пытаются заполучить расположение Наналли, даже зная, что с ней этот фокус не прокатит, – объяснил он, оглядываясь на дом. – Хорошо хоть это не иностранный дипломат или кто-то посерьезнее, но охранники уже раздражают.
– Так кто будет жить с нами?
– Зеро.
Этого не может быть.

Но все так и было. Карен с размаху швырнула чемодан на кровать и хлопнула дверью комнаты, в которой ей предложил разместиться Джино. Судьба официально заявила, что ненавидит ее. Она не сделала и шага навстречу, пока Кодзуки целый месяц пыталась связаться с Сузаку. Нет, что вы, это совершенно не ее дело. И вот, когда Карен уже отступила, Она вновь столкнула их лицом к лицу.
Девушка устало рухнула на кровать, потерла глаза и громко вздохнула. Она сделала все возможное, чтобы найти Сузаку после той ночи в больнице, но до него не доходили даже телефонные звонки. Этот упертый баран пошел еще дальше и оборвал все контакты с Оги, за исключением необходимых каналов, лишь бы избежать выяснения отношений.
Скрываться от нее вот так было так по-детски: он не дал даже возможности поговорить с ним. Карен не могла объяснить, что двигало ею, когда она пыталась возобновить отношения. Единственной логичной причиной было желание не позволить Сузаку стать таким же, как Лелуш. Оглядываясь назад, девушка не понимает, почему ее так заботит будущее Куруруги. Если этот идиот мечтает разорвать с миром всяческие отношения и продолжать жалкое существование, она не будет ему мешать.
И все же, даже сейчас осознание того, что она отступила, мучило ее. Карен сделала то же самое, не оглянувшись и позволив Лелушу уйти, уверенная, что такого его настоящее желание. Лишь когда парень ушел, девушка поняла – он защищал ее, не оставив другого выбора, кроме как отпустить.
Долгое время Карен не могла прийти в себя и даже не надеялась на перемену. Ей казалось, что она предала Лелуша, пусть даже он сам оттолкнул ее. Она должна была остаться с ним до конца, и теперь, год спустя, разве может спокойно стоять и смотреть, как Сузаку идет той же дорогой?
Сузаку. После того судьбоносного дня она верила, что ненавидит его. Карен сосредоточила свою злобу на человеке, который забрал у Лелуша жизнь, потому как некого было больше винить. Ей потребовалось время, чтобы осознать – она ненавидела вовсе не Сузаку, а саму себя. Она бросила Лелуша, когда он больше всего нуждался в ней, и не думала, что сможет когда-нибудь простить себе это.
Кодзуки перевернулась, встала с кровати и, вздохнув, побрела в ванную комнату. Она не позволит Сузаку повторить судьбу Лелуша, оставшегося один на один с миром, только пока она не знает, как достучаться до него. Но на какое-то время придется забыть об этой ситуации – Карен пообещала Джино прогулку по пляжу сегодня днем. Может, после нее найдется выход.
***
Что касается апартаментов – Сузаку не жаловался. Они определенно уютнее, чем в британском посольстве. Подписание договора назначено не раньше понедельника, а значит, у него остается целых два дня. Сузаку бесцельно бродил по дому Вайнбергов и размышлял, что рано или поздно мог бы встретиться с Джино, если бы выпала возможность. Он был хорошим другом, пусть даже Куруруги не всегда мог показать, как ценит это. В то время он оставался скрытным, скованным своими мыслями человеком, и всегда радостный рыцарь больше раздражал, чем располагал к себе. При других обстоятельствах они могли бы стать хорошими друзьями.
Сузаку не ожидал, что предложенная Наналли вилла принадлежит родителям Джино, хотя тут нечему удивляться. Британская аристократия все еще пытается вернуть влияние и титул, несмотря на то, что вся система была изменена. Большинство из них просто цепляется за прошлое Империи.
Парень кивнул стоящим на каждом этаже охранникам, посмотрев на них сквозь маску, и продолжил осматривать дом. Он горел желанием прекратить этот нелепый маскарад хоть ненадолго и провести остаток дня у себя в комнате. Сузаку хмыкнул, представив реакцию охраны, если он спокойно прошествует мимо них в пижаме и неизменной маске.
Едва Куруруги завернул за угол, улыбка исчезла с лица – он увидел человека, которого меньше всего на свете ожидал здесь встретить. Карен и Джино остановились в двух шагах от Зеро: парень весело улыбнулся, а его спутница застыла с каменным лицом. У Сузаку внутри все сжалось.
– Эй! – приветливо помахал ему Джино. На блондине были шорты и сандалии, а на плечи он накинул полотенце. Сузаку невольно перевел взгляд на Карен. Она отстраненно смотрела на него, прижимая к груди полотенце. Поверх купальника девушка надела длинную футболку, но нисколько не прикрывающую ноги.
– Господин Вайнберг, – произнес Сузаку, удивившись, как уверенно прозвучал его голос. – Хочу поблагодарить вас за гостеприимство.
– Не стоит, – отмахнулся бывший рыцарь Круга. – Кстати, мы идем на пляж, так что можешь присоединиться.
Карен странно посмотрела на Джино, а Сузаку растерялся, не зная, что ответить. Ему не удалось собраться с мыслями, поэтому он громко откашлялся.
– Отличная мысль, только, боюсь, загар неровно ляжет, – ответил Куруруги, показывая на участок шеи, которого касалась маска.
«Поверить не могу, что я это сказал…»
– Что-то я не подумал, – со смехом поддержал Джино. – Думаю, еще увидимся.
Сузаку кивнул, и его знакомые направились к лестнице. Он долгое время не мог пошевелиться, сознание отказывалось принимать происходящее. Как из всех мест на планете Карен выбрала именно это? Неужели она преследовала его?
Куруруги тут же отбросил эту мысль. Карен правда пыталась связаться с ним, но он сомневался, что девушка проделала весь этот путь, только чтобы увидеть его. Совпадение, или, может, Судьба захотела вновь свести их. Сузаку обернулся и с удивлением понял, что на время даже задержал дыхание, и резко выдохнул.
Это правда сейчас случилось?

Превосходный фанфик) Спасибо за новые главы.



Time Enough for Revenge

Благодарю за теплый отзыв)) Очень приятно))

Глава 7. Неизбежность
– И что это было? – Джино вопросительно покосился на девушку.
– Ты о чем? – Карен сделала вид, что понятия не имеет, о чем говорит блондин. В отличие от большинства девушек, она не стала ложиться на спину, чтобы загореть, а просто сидела на полотенце, обнимая колени, и смотрела на океан. Не то чтобы она стеснялась своего вида в купальнике или нервничала из-за близости Джино. Кодзуки просто не могла быть открытой, особенно в последнее время. Она стремилась отгородиться от мира, и ее замкнутость каким-то образом отражалась во внешнем виде.
Два юных пилота грелись на солнце, и океанский бриз незаметно окутывал их, как невидимый шарф. Вилла Вайнбергов простиралась на ту часть пляжа, где они сейчас находились, пряча их от вечно шпионящих соседей. Тем не менее, Карен не покидало ощущение, что за ней наблюдают, поэтому она не могла не нервничать.
– Между тобой и Зеро что-то произошло? – продолжил Джино, чуть приподняв бровь.
– Абсолютно ничего.
– Ага, конечно, – ухмыльнулся блондин. – Тогда почему он тебя проигнорировал?
– Мы же не друзья, с чего бы ему разговаривать со мной?
– А разве ты не помогала ему с той миссией месяц назад?
Карен и забыла, что рассказала Джино об их совместной операции в Синдзюку. Девушка неопределенно повела плечами и вытянула ноги, пряча пальцы в песке. Она предпочла бы укрыться в каком-нибудь безопасном месте и не отвечать на вопросы друга. Джино откинулся на песок и, положив руки под голову, прервал молчание:
– Странно, да? – начала он, поглядывая на собеседницу. – Никогда бы не подумал, что Лелуша свергнет его собственное альтер-эго.
Джино давно понял, что бывшего Британского императора нужно называть только по имени, иначе можно не рассчитывать на дальнейшее расположение Карен. Поэтому парень перестал прибавлять «демон» при упоминании Лелуша.
– Даже если бы у него был выбор, как погибнуть, не думаю, что он изменил бы свое решение.
– Карен, – задумчиво хмурясь, произнес Джино. – Если Зеро – тот человек, который убил Лелуша, то почему ты помогла ему месяц назад? Даже, после того, как Лелуш тебя предал, разве ты его не… – Карен метнула в него холодный взгляд, и британец немедленно замолк, многозначительно улыбнувшись.
– Потому что Зеро был прав. Он сделал то, что должен был, – тихо ответила она.
– Откуда ты знаешь, что это он, а не человек, прикрывающийся именем Зеро для своей выгоды? Весь мир вновь задается вопросом, кто такой Зеро, хоть все они и делают вид, будто их это не интересует.
– Какая разница, кто внутри, если он добился своей цели? Неважно, сколько ошибок совершил или кому причинил страдания – в итоге он все сделал правильно.
– Ты сейчас говоришь о Зеро или Лелуше?
На самом деле, Карен сама не знает правильного ответа. Она вновь и вновь пыталась разобраться в своем отношении к Сузаку, но терпела неудачу каждый раз, как представляла их встречу. Девушка изнеможденно откинулась на спину, не в силах сконцентрироваться.
– Теперь и сама не знаю, – наконец признала она, вздыхая. – Ты правда хочешь узнать, что случилось между мной и Зеро?
– Не хотел бы, не спросил.
– Он спас мне жизнь, сам едва не погибнув.
– Тогда почему он не разговаривает с тобой?
Карен закусила губу и потерла глаза, пытаясь собраться с мыслями, а когда вновь взглянула на Джино, то наткнулась на напряженный взгляд.
– Ты ведь знаешь, кто он, верно? – немного удивленно спросил Вайнберг.
Карен только кивнула, чувствуя стыд за собственную несдержанность. В какой-то мере она сама подвела друга к правде, и теперь осталось обреченно ждать, когда Джино начнет допрос с пристрастием. Вздохнув, девушка закрыла глаза.
– Так вот почему он отгородился от тебя? Потому что ты слишком много знаешь?
– Не совсем, – отозвалась Карен, осторожно подбирая слова. – Он не звонил, чтобы не сближаться, вот и все.
– Понимаю, – пробормотал Джино, неожиданно помрачнев.
«Что я несу?» – промелькнула у Карен паническая мысль, и она поспешно добавила:
– Это не то, что ты подумал. Просто сейчас он – Зеро, и никто другой, вот что он думает. А значит, у него не может быть друзей, и он никому не доверится. Я могла переубедить его, пока он не уехал из Токио, но опоздала.
– Тогда, – сказал Джино, – у тебя есть шанс сейчас, не так ли?
– Конечно, – со смешком согласилась Карен. – Будто он меня послушает.
– Хочешь сказать, что он упрямее тебя? Ни за что не поверю!
– Думаю, да, – девушка пожала плечами и, набрав горсть песка, стала наблюдать, как он сыплется между пальцами.
– Просто загони его в угол и заставь выслушать. Несмотря на все грехи, пусть даже он Зеро, он не заслуживает одиночества, ведь так?
Карен, хмурясь, взглянула на Джино. Он прав, и их рассуждения совпадают, хотя он даже понятия не имеет, кто прячется под маской. Она оставила бесплотные попытки найти Сузаку, однако, приехав на виллу Вайнбергов, вновь встретилась с ним. Значит, их пути должны были пересечься.
– Но займешься ты этим позже, – добавил Джино, вставая. – Я просто обязан искупать тебя в океане.
– Только попробуй…
***
Оперевшись спиной о стену балкона, Сузаку следил за тем, как Карен носится по пляжу, пытаясь избежать неминуемой участи – знакомства с бурлящими волнами поближе. Он снял маску, полностью уверенный, что с такого расстояния увидеть его лицо невозможно.
Куруруги не знал, что делать. Это лишь вопрос времени, когда Карен попытается вызвать его на разговор, и до последнего он твердо считал, что готов. Но теперь, встретившись с ней, Сузаку понял, как ошибался. Он все еще уверен, что принял правильное решение разорвать отношения с единственным знающим его тайну человеком. Но где-то неглубоко лежит желание, чтобы все сложилось по-другому. Сузаку не может раскрыть себя, и тем самым ставит под угрозу жизнь Карен. Она чуть не погибла из-за него, и он не позволит этому стать еще одним из своих грехов.
Как только Джино справился с, должно быть, самой трудной в жизни миссией, а Карен выдала все ругательства, какие только знала, Сузаку вернулся в комнату, бросил шлем на кровать и присел рядом. Нужно избежать встречи, но как? Не может же он просто собраться и уехать. Отъезд не пройдет незамеченным, особенно для британцев, которые не упустят возможность подослать убийц. Поместье же находится под охраной, поэтому глупо идти на неоправданный риск. Он просто будет оставаться в комнате сколько возможно, а выходя – держаться охраны. Карен не станет устраиваться допрос при таком скоплении людей рядом. К тому же, это не отпуск, в конце концов, так что неудобства можно пережить.
«Плохой план лучше, чем ничего», – решил Сузаку, не сомневаясь, что девушка до него не доберется. Он встал и надел маску. Надо перекусить, пока она и Джино не вернулись, а потом останется запереть дверь и затаиться. У него хотя бы есть компания, даже если кота нельзя назвать хорошим собеседником.
***
Волосы не успели высохнуть к тому моменту, когда Карен подошла к своей комнате. Коридор заливало светом садящегося солнца, отчего стены казались ярко оранжевыми. Девушка неуверенно посмотрела на дверь комнаты Сузаку в конце коридора, разрываясь между желанием оставить все до утра и намерением ворваться к нему прямо сейчас. Постояв в нерешительности еще несколько минут, Кодзуки страдальчески вздохнула и прошла дальше, остановившись перед заветной дверью.
Она подумала, что не плохо было бы принять душ, перед тем как встречаться с Сузаку, но побоялась, что вся решимость, появившаяся после разговора с Джино, мгновенно улетучится. И все же, несмотря на самовнушение, Карен покраснела, взглянув на свою едва прикрывающую бедра футболу, когда постучала в дверь.
Прошло несколько секунд, но ответа не последовало. Карен недовольно дернула ручку двери. Как и ожидалось, та не поддалась. Возможно, Сузаку нет внутри, но девушка готова поспорить на ключ от Гурена, что он запланировал прятаться в комнате до конца. Как будто какая-то дверь ее остановит.
Девушка уже собралась барабанить в дверь до тех пор, пока упрямцу не надоест слушать, но передумала – шум может встревожить охрану, а такой расклад явно не входит в ее планы. Придется поискать другой способ добраться до Куруруги. Карен задумчиво осмотрелась, прикидывая варианты, и, заметив окно в самом конце коридора, изумилась простому решению.
Из открытого настежь окна в помещение врывался холодный ветер, от которого девушка поежилась, выглянув на улицу. Увиденное подтвердило предположение – балкон комнаты Сузаку располагался всего в нескольких метрах от нее. Карен немного поколебалась, затем решительно залезла на подоконник и, придерживаясь за раму, замерла на выступе.
Одного прыжка оказалось достаточно, чтобы дотянуться до перил, и девушка легко приземлилась на балкон. С него открывался вид на полоску песчаного берега, где она и Джино сегодня провели полдня. Зайдя в комнату через распахнутую дверь, Карен решила, что, должно быть, отсюда он мог наблюдать за ними.
Когда что-то теплое коснулось ее ноги, девушка подпрыгнула, с трудом удержавшись от крика, и чуть не наступила на Артура. Кот как ни в чем не бывало сел на пол, и Карен пришлось приложить усилия, чтобы не расхохотаться – бывший член студсовета умудрился нацепить на себя очень знакомую маску. Дождавшись внимательного взгляда, Зеро-Артур с любопытством наклонил голову.
– Он взял тебя с собой? – спросила Карен, наклонившись поднять пушистое животное на руки. Присутствие Артура служило хорошим знаком, и она мягко улыбнулась. Все-таки Сузаку не смог полностью избавиться от прошлого, раз оставил у себя кота, даже несмотря на риск быть разоблаченным. Ведь если кто-нибудь, знающий Артура, увидит его, будет несложно догадаться, кто носит маску Зеро.
Кот послушно оставался в руках, пока Карен его гладила, и мурлыкал, прижимаясь головой в тяжелой маске. В этот самый момент дверь ванной комнаты распахнулась, и из нее вышел Сузаку. Кроме шорт на нем не было даже футболки – только полотенце, накинутое на плечи. Парень застыл в оцепенении, увидев в центре комнаты Карен. Артур спрыгнул на кровать, и Куруруги перевел взгляд сначала на кота в маске, а потом на входную дверь. На его лице отразилось смешанное чувство смущения и растерянности, и он нервно провел руками по мокрым волосам.
– Я был уверен, что закрыл ее…
– Прекрати, – раздраженно бросила Карен. – Ты правда думаешь, что она остановила бы меня?
– Вряд ли, – вздохнул парень. – Что тебе нужно?
Карен стояла, буравя его взглядом и позабыв, что несколько минут назад волновалась из-за своего внешнего вида. Не сдержавшись, она подошла ближе и выпалила:
– Целый месяц! И это все, что ты можешь мне сказать?! – Девушка гневно посмотрела на Куруруги. – В больнице ты просто встал и ушел, а потом исчез на месяц, и после этого спрашиваешь, что мне нужно?
– Я говорил тебе, Карен…
– Нет уж, заткнись! Сейчас буду говорить я. И когда закончу, так и быть, скажешь что-нибудь.
Сузаку сдался и замер, раздумывая, безопасно ли вообще открывать рот. Он всерьез рассматривал вариант сбежать обратно в ванную.
– Хороший мальчик, – похвалила Карен, все еще не сводя с него глаз. Вдруг она поняла, что не знает, что сказать. Девушка тысячу раз прокручивала в голове их разговор, но сейчас, когда Сузаку стоит прямо перед ней, не может подобрать подходящих слов. Смягчившись, Кодзуки вздохнула.
– Это все? – осторожно осведомился Сузаку.
– Нет! Знал бы ты, как меня раздражаешь!
Сузаку промолчал, и девушка медленно выдохнула, собираясь с мыслями.
– Я не поблагодарила за то, что ты спас меня. Не нужно было приходить в одиночку, но ты все же пришел.
– Я обещал, – произнес Сузаку и, осекшись, отвел взгляд в сторону.
– Тогда считай, что я возвращаю долг.
Куруруги растерянно посмотрел на нее, не понимая, о чем идет речь. Карен пристально следила за его реакцией, не сразу заметив, что он посмел заговорить.
– Ты правда собираешься сделать это? – продолжила она. – Отречься от всего, чем жил, и всю жизнь прятаться за маской?
– Именно, – подтвердил Сузаку, но почувствовал, что его голос прозвучал не так уверенно, как хотелось бы. – Так и должно быть.
– Черта с два! – выкрикнула Кодзуки.
– Карен, ты не понимаешь.
– Нет, как раз я-то понимаю! Если кто-нибудь узнает, кто такой Зеро, то все, что было сделано им, рухнет.
– Верно. Поэтому Сузаку Куруруги не может существовать. И это Реквием по Зеро, как пожелал Лелуш.
– Лелуш умер!
Сузаку вздрогнул, будто от удара, и Карен ужаснулась тому, как холодно прозвучали эти слова. Она осознала, что до этого момента ни разу не произносила их сама, весь год продолжая отрицать реальность произошедшего. Слышать свои собственные слова оказалось гораздо больнее, чем если бы их сказал кто-то другой. Слезы начали застилать глаза, отчего Карен перестала видеть лицо Сузаку. Она судорожно вздохнула в попытке успокоиться.
– Лелуш умер, – почти прошептала девушка, – но ты еще жив.
– Нет, Карен.
Тоска и отчаяние на мгновение будто ослепили ее, и Карен резко приблизилась к парню. Единственное, чего ей хотелось в эту секунду, – вышибить из идиота все упрямство. Всегда, сколько они были знакомы, он стоял на своем, не считаясь с мнением других. Сузаку напрягся, готовый к очередной вспышке гнева, которую, как он знал по опыту, девушка не сможет сдержать – и Карен разделяла его опасения.
Но вместо этого, к их общему удивлению, она поцеловала его.
Потянувшись, девушка прижалась к нему губами, коснувшись руками груди. Сузаку замер с широко распахнутыми от удивления глазами, а через миг в его голове не осталось ни одной мысли. Только ощущение момента, длившегося, казалось, вечность, а не несколько секунд.
Футболка, влажная из-за невысохшего купальника. Едва уловимый запах океана и песка, смешавшийся со сладким ароматом, исходящим от Карен. Ее мягкие, податливые губы, настойчиво льнущие к его. Все это заставило Сузаку позабыть об осторожности, и в следующее мгновенье он уже целовал Карен в ответ.
Вдруг девушка порывисто отстранилась, делая шаг назад. Она была потрясена своими действиями не меньше Сузаку и казалась совершенно растерянной. Секунд пять они молча смотрели друг на друга; наконец, Карен развернулась и, широко распахнув дверь, выскочила из комнаты.
Она исчезла, оставив Сузаку наедине переживать вихрь смятения и удивления. Парень с трудом осознавал произошедшее и не мог думать ни о чем, кроме ее губ. Когда это началось? Тяжело дыша, он смотрел на открытую дверь, не заботясь, что его могут увидеть.
Сузаку настолько увлекся мыслями, что не замечал путающегося под ногами Артура до тех пор, пока маска не свалилась с кота прямо ему на пальцы. Куруруги взвыл и пришел в себя. Артур вопросительно наклонил голову в сторону, после чего уставился на дверь, за которой скрылась девушка. Нетрудно догадаться, о чем он думает.
Иди за ней, идиот.

Глава 8. Ближе
С океана дул пронизывающий ветер – он касался ног Карен, пробирался под мокрый купальник, который она так и не успела снять. Немного дрожа, девушка бесцельно брела по пляжу, не думая о маршруте. Вдруг она будто очнулась и встряхнула головой, останавливаясь. Неуверенно провела по губам пальцами.
«Зачем я это сделала?»
Кодзуки снова мотнула головой и резко села на песок, не заботясь, что он может прилипнуть к телу. Из всех людей, которых она могла выбрать для поцелуя, упрямый, раздражающий парень стоял последним в списке претендентов. И что волновало больше, так это то, как естественно воспринималось случившееся, как правильно, как…
– …великолепно, – выдохнула она и закрыла лицо ладонями. – Что за чушь я несу?
Если Сузаку еще не решил, вычеркнуть ее из своей жизни или нет, то теперь – она не сомневается – непременно так и поступит. Целью всех его действий было избавиться от прошлого себя, и целовать девушку, знающую самый важный секрет Зеро, определенно не входило в планы Куруруги. Вздохнув, Карен вновь задумалась. Наверное, он снова начнет избегать ее, и, кажется, это не такая уж плохая идея. Ей нужно время обдумать все, пока она еще что-нибудь не натворила, вот только при мысли о произошедшем она тут же впадает в панику.
– Карен!
Девушка замерла и медленно перевела взгляд на бежавшего к ней парня с каштановыми волосами. Из всех идиотских поступков, какие он только мог совершить, Сузаку выбрал лидирующий: пошел за ней, не додумавшись даже переодеть шорты. Карен вскочила на ноги, бросив взгляд на виллу за его спиной.
– Придурок! – возвестила она, краем глаза заметив двух приближающихся охранников. Наверное, они обходили территорию пляжа. – Маска!
Сузаку непонимающе вскинул голову. Кодзуки схватили его за запястье и утянула подальше от возможных любопытных глаз.
– Если тебя увидят, думаешь, никто не поймет, что к чему? Ты вообще-то весьма узнаваем, не замечал?
– Я не подумал, – тихо ответил Сузаку, послушно следуя за девушкой. – То есть, после случившегося совсем вылетело из головы, что нужно скрываться.
– Кто бы сомневался, – проворчала Карен, толкая парня за ближайший спасательный домик. Она незаметно выглянула, чтобы узнать местоположение охранников. Те постояли некоторое время в сотне метров от них, очертили пляж лучами фонарей и направились в обратную сторону. Только дождавшись, когда фигуры скроются в темноте, девушка отпустила руку Сузаку, отступила на пару шагов и, не зная, куда себя деть, взглянула на освещающую небо луну. Все еще сложно было принять тот факт, что он действительно бросился за ней. А еще Карен боялась признаться себе – в душе она ждала этого.
– Так к чему все это было? – строго спросил Сузаку, скрестив руки на груди.
– Успокойся, – оборвала его Кодзуки, зарывая ноги в песок и пытаясь собраться с мыслями.
– Если это была попытка остановить меня, чтобы я не сделал того, что должен, то прости, но…
– Может, ты просто заткнешься? – поспешно прошептала Карен и снова поцеловала его.
Сузаку глубоко вздохнул, когда их губы встретились и, несмотря на заявление, что случившееся на вилле ничего не изменит, ответил на поцелуй с той же страстью. Кодзуки приникла к нему всем телом, подаваясь вперед и ближе, отчего парню пришлось отступить назад. Он почувствовал спиной деревянную поверхность, а ноги зацепились за ступеньки. Из-за шума в ушах Куруруги не сразу сообразил, что благодаря девушке уперся в лестницу, ведущую к двери домика. Ему пришлось подняться на два шага под напором Карен, но не мелькнуло даже мысли оттолкнуть ее.
Кодзуки настойчиво прижалась губами и коснулась ладонями его лица. Ощутив на себе это мягкое прикосновение, Сузаку расслабился и осторожно обнял девушку за талию. Казалось, прошла целая вечность, которую они провели под луной, пока Карен медленно не отстранилась от него, жадно глотая прохладный воздух.
– Ты этого хотел избежать? – тихо спросила она, пытаясь выровнять дыхание.
– Не знаю, – честно ответил Сузаку, не отрывая от нее взгляда. – Думаю… может быть...
Карен покраснела, осознав, в какой ситуации они оказались из-за нее, и неторопливо выскользнула из объятий Куруруги, с удивлением отметив, что сделала это с неохотой. Она села на ступеньку пониже, оказавшись между ног парня, и откинулась назад.
– И что теперь? – спросил Сузаку, неуютно поведя плечами. Он тоже присел и нежно обнял девушку за плечи.
– Я была серьезна, когда говорила тебе заткнуться, – хмыкнула Карен, положив руку на чужое колено и прислонившись к нему щекой. Они просидели в таком положении в молчании несколько минут. Куруруги понятия не имел, как еще проявить симпатию, но, кажется, и Карен не особенно опытная в подобных делах. Он не подозревал, что примерно такие же мысли роились в голове девушки. Она спрашивала себя, что же в ней изменилось – ведь подобная неожиданная близость совсем на нее не похожа. Но глубоко внутри ответ уже был известен.
– Я не дам тебе пройти этот путь в одиночку, – почти прошептала она. – И мне без разницы, что ты скажешь или сделаешь – я не буду просто стоять и смотреть, как ты повторяешь ту же ошибку, что и он…
Сузаку ничего не ответил, но с его губ сорвался вздох, означающий, что девушка победила. Карен не волновало, гормоны это виноваты или ее привлекательность, но пока Сузаку не собирается жертвовать собой во имя мирового спокойствия, все в порядке. Если он последует судьбой Лелуша, что ж, она сделает то же самое.
– Так как именно мы попадем обратно в мою комнату? – спустя некоторое время спросил Сузаку.
– «Мы»? Ты ничего не перепутал?
– Эм, в смысле, как я смогу пробраться в дом?
– А как ты выбрался? Просто интересно.
– Я как бы… спрыгнул с балкона.
– Спрыгнул… – оглянувшись, задумчиво повторила Карен.
– Я не знал, куда ты пойдешь, но подумал, что тебе захочется уйти из дома. А это был кратчайший путь перехватить тебя.
Карен поднялась, снова поцеловала его, на этот раз нежно. В этом весь Сузаку – может выпрыгнуть с балкона, не задумываясь о последствиях. Она даже не удивлена.
– Пойдем. – Девушка взяла его руку и потянула за собой. – Надо просто попробовать. Если будем осторожны, то получится
К счастью, в жилых комнатах виллы свет горел только у Сузаку. Они беспрепятственно добрались до задней двери особняка, и Карен попыталась открыть ее. Единственная возможность попасть в дом оказалась надежно заперта. Девушка задрала голову, окидывая внимательным взглядом темные окна, и неожиданно возникла одна идея. Карен потянула Сузаку за собой и остановилась под его балконом.
– Опустись на колени и пригнись, – велела она и отступила назад, прикидывая расстояние. Кодзуки разбежалась и, оттолкнувшись от плеч парня, взмыла в воздух. Она ухватилась одной рукой за край балкона, подтянулась и спрыгнула на пол, чудом не наступив на Артура. Девушка пересекла комнату, открыла дверь и спустилась по лестнице, чтобы впустить Сузаку.
Карен никогда в жизни ночью не приглашала к себе в дом парня, и подумала, что, наверное, так неуютно чувствует себя каждая девушка. Но если их поймают, последствия будут куда ужаснее серьезного разговора с родителями. Открыв заднюю дверь, она отступила в сторону, пропуская Сузаку, и, не задумываясь, вновь взяла его за руку.
Незамеченными, им удалось пробраться в комнату и не встретиться с единственным охранником, дежурившим на этаже. Как только они попали внутрь, Куруруги в очередной раз закрыл дверь на замок и со стоном повалился на кровать.
– Я воспользуюсь твоим душем, – осведомила его Карен, снимая полотенце с вешалки у входа в ванную. – Не хочу объяснять Джино, где была всю ночь.
– Пожалуйста. – Сузаку нервно пожал плечами и уставился в потолок.
Карен бросила на парня еще один взгляд и скрылась за дверью. Душ освежил и смыл песчинки и океаническую соль с загоревшего тела. Она постояла под водой немного дольше, чем планировала, пытаясь сохранить в себе тепло. Наконец решив, что пора выходить, девушка завернулась в полотенце и вышла из кабинки. И только ступив на холодный пол, Карен вспомнила об одной важной детали – одежде. Осточертевшие мокрый купальник и футболка отпадали сразу. Вздохнув, она приоткрыла дверь и выглянула в комнату. Сузаку спал, беззаботно растянувшись на кровати. Порадовавшись тому, что он не увидит очередное шоу, Кодзуки осторожно прошла в комнату. Скептически оглядев раскиданные повсюду вещи и немного помучавшись с поисками, она нашла рубашку, хоть немного подходящую на роль приличной одежды. Карен еще раз проверила, спит ли Сузаку, сняла полотенце и быстро натянула на себя вещь. От мягкой ткани исходил легкий мужской запах.
Карен в смятении остановилась у кровати – возвращаться в свою комнату и ложиться спать совсем не хотелось. После всех событий сон как рукой сняло, а тот факт, что ей хочется побыть с Сузаку еще немного, не давал покоя. Она аккуратно прилегла на кровать и подложила ладонь под щеку, чтобы иметь возможность видеть парня. Куруруги мирно спал; его дыхание было ровным и тихим. Карен будто вновь ощутила прикосновение чужих губ и то странное чувство, когда они обнимались.
Удобнее устроившись на подушке, девушка размышляла о своих чувствах и желаниях и не заметила, как погрузилась в сон.

Глава 9. Круг доверия

Почувствовав лучи настойчиво пробивающего сквозь шторы солнца, Сузаку застонал, просыпаясь, и попытался пошевелиться. Он смутно ощущал что-то тяжелое, теплое, мягкое, и, что самое странное, пушистое на груди. К сожалению, осознание пришло только тогда, когда Артур впился в него острыми когтями.
Куруруги зашипел от боли и распахнул глаза, тут же встречаясь с внимательным взглядом кота. Через несколько секунд взаимного разглядывания Артур повернул голову направо и слегка наклонил ее, явно чем-то заинтересовавшись. Озадаченный Сузаку повторил движение и вздрогнул, поняв, на кого уставилось животное – совсем рядом уютно устроилась Карен. Девушка положила голову ему на плечо, рукой обняла за талию, а стройными ногами обхватила его ногу, отчего край рубашки – его рубашки – задрался гораздо выше бедер. Парень почувствовал, как запылало лицо, и предпринял осторожную попытку высвободиться из объятий. В ответ Кодзуки прижалась плотнее, открыв еще лучший вид.
Сузаку обреченно вздохнул и с мольбой в глазах посмотрел на Артура. Кот ответил долгим немигающим взглядом, затем спрыгнул на пол и принялся лениво катать маску Зеро. Смирившись, что помощи ждать не от кого, парень начал обдумывать план своих дальнейших действий. Уже слишком поздно отталкивать Карен, причем, во всех смыслах. В момент слабости он пустил ее в свою душу и свою кровать, тогда как оба варианта были неприемлемы.
Снова повернувшись к девушке, он с нежностью завел за ухо выбившиеся пряди. Кожу груди согревало мерное дыхание, кончики волос слегка щекотали. Сузаку подумал, что редко можно увидеть эту вспыльчивую девушку такой умиротворенной. В голову пришла неожиданная мысль: а видит ли она его в своих снах? Он издал тихий смешок, и только собрался убрать руку от ее лица, как утреннюю тишину прервал громкий стук в дверь.
– Зеро, ты тут? – раздался голос Джино. По напряженным ноткам стало понятно, что парень встревожен и спешит. Сузаку в панике попытался вспомнить, закрыл ли вчера дверь на замок, и сразу успокоился, напомнив себе, что предпринял все необходимые меры предосторожности.
Время шло. Куруруги ждал, когда бывший третий рыцарь сдастся и уйдет, и чутко прислушивался к звукам, но в комнате слышалось только дыхание девушки. Парень уже готов был облегченно выдохнуть, как тишину разрезал скрежет открывающегося замка. Ведь это дом Джино, вдруг понял Сузаку, и конечно же у него есть свой ключ от всех дверей. В тот же миг он подскочил на кровати, столкнул на пол Карен, еле успев набросить на нее простыню, и сам нырнул вниз. Потянулся к маске Зеро, и Артур именно в этот момент решил не изменять привычкам – за мгновенье до того, как хозяин схватил шлем, откатил его подальше. Парень так и остался лежать у кровати: растянувшись в ногах Карен и без маски.
В ту секунду, когда в комнату вошел Джино, наполовину одетая Карен резко села, не понимая, что происходит. Все трое замерли, уставившись друг на друга глазами разного размера, в зависимости от степени удивления и смущения. Кодзуки быстро поджала ноги и стянула покрывало, прикрываясь. Сузаку остался лежать на ковре, открывая и закрывая рот, и не отводил взгляда от незваного гостя. Вайнберг, надо отдать ему должное, сумел не заорать так, чтобы к ним сбежалась вся охрана Зеро.
– Че за фигня?

Трое людей и одно животное сидели на полу в импровизированном кругу на достаточном расстоянии друг от друга. Джино с задумчивым видом потирал переносицу, Карен и Сузаку нервно переглядывались. Артур – воплощение спокойствия, как ни в чем не бывало вылизывал лапу.
– Когда ты сказала, что знаешь, кто такой Зеро, – начал Джино, – я решил, что это кто-то из Черных Рыцарей, твой давний друг.
– Ну, не совсем друг, – поджимая губы, поправила Карен.
– Да я заметил.
Между ними снова повисла неловкая пауза, и каждый из присутствующих переводил взгляд с предмета на предмет, стараясь не встречаться глазами. Почти минуту они молчали, пока, наконец, первым не заговорил Куруруги:
– Джино, ты должен понять…
– Похоже, у меня нет другого выбора, – ответил тот, громко вздыхая. – Если подумать, я должен был давно догадаться, особенно когда понял, что у Карен сносит крышу только при мысли о тебе.
– Что? – одновременно выпалили Сузаку и Карен, уставившись друг на друга.
– Да перестаньте, – смеясь, отмахнулся блондин. – Между вами всегда было такое напряжение, что я удивляюсь, как вы вообще могли сосредоточиться на битвах.
– Все было совсем не так, – Кодзуки скрестила на груди руки, будто защищаясь.
– Тогда как ты оказалась в его постели?
– Я…
– А я о чем. За километр было видно, что между вами происходит.
– Ты не расстроился? – тихо спросила Карен.
– Из-за чего? Идиоты всегда были твоей слабостью, что ж тут поделаешь.
– Эй! – возмутился Куруруги.
– Он прав – ты действительно придурок.
– Так значит, Зеро – это ты, Сузаку? – скорее подтвердил, чем спросил Джино, пока парень не начал препираться.
– Да.
– Блин, наверное, это отстойно. Теперь я понимаю, что ты имела в виду, говоря, что у него не может быть друзей. Если кто-нибудь узнает, кто такой Зеро…
– ...вот поэтому никто не должен узнать, – закончил Сузаку, взглянув на девушку.
– Можешь на меня положиться, – просто сказал Джино, расплываясь в улыбке. – Ни одна душа не узнает от меня о твоей тайне.
– Спасибо, – поблагодарил Сузаку, устало потирая глаза.
– Я вообще-то пришел, потому что Карен исчезла, но раз уж она нашлась здесь, думаю, мне пора уходить. – Светловолосый рыцарь пожал плечами и поднялся. – Когда закончите то, чем вы, детки, занимались, спускайтесь завтракать.
Джино засмеялся, увидев заливающиеся краской лица, и, аккуратно отодвинув ногой Артура, направился к выходу. Уже обхватив дверную ручку, он вдруг обернулся и снова посмотрел на Кодзуки.
– Хотя было бы неплохо, если ты накинешь на себя что-нибудь пониже пояса.
Ему посчастливилось выскользнуть в коридор раньше, чем девушка нашла, что в него запустить.

Следующие два дня слились в одно смутное пятно воспоминаний. Карен и Сузаку большую часть времени проводили в комнате парня, иногда для разнообразия вместе с Джино совершая прогулки по пляжу. Но Куруруги не мог подолгу там находиться – у него как Зеро были причины скрываться до подписания договора, и он тайком возвращался в особняк еще до восхода солнца.
В последнюю ночь пребывания Сузаку на вилле все трое еще раз выбрались к океану и пробыли там, пока не начало светать. Джино первым ушел в особняк, оставляя своих друзей насладиться прохладным бризом и шумом прибоя наедине. Карен искоса взглянула на Куруруги. Тот позволил себе не надеть маску, и ветер свободно трепал волосы, иногда бросая их на лицо. Девушка перевела взгляд на океан. Она решила в этот раз не оставаться в комнате Сузаку. На самом деле, поспешно поправила себя Карен, она не собиралась проводить там и первую ночь. До сих пор какая-то часть ее все еще противится происходящему, неуверенная, как быть дальше. Почти все барьеры между ними исчезли в ту ночь, когда она заставила его раскрыть душу, но они все равно испытывали неловкость, находясь рядом. Это ощущение исчезало только в редкие минуты, когда чувства оказывались сильнее тревог.
Наступило утро, и Сузаку должен в одиночку отправиться на подписание договора. Карен не могла поверить, что время пролетело так быстро, – казалось, еще минуту назад она ворвалась в его комнату и устроила очную ставку. Теперь остался лишь один вопрос: изменится ли их жизнь к лучшему или станет только труднее?

Глава 10. Рыцари Зеро
– С принятием четырнадцатой поправки к договору о независимости мы начинаем новую эру самоуправления и подтверждаем нерушимость веры в человечество. 
Карен, поджав ноги, сидела перед телевизором и с интересом вслушивалась в речь Зеро. Сузаку удалось практически в совершенстве передать манеры человека, копией которого ему пришлось стать. Иначе говоря, он стал «воплощением» маски. Не знай Карен, кто на самом деле прячется под знакомым шлемом, она бы поверила, что со сцены правительственного здания Джойес Гарде выступает Лелуш.
Пока Сузаку говорил об условиях соглашения, в комнату вошел Джино. Британец лениво развалился рядом с девушкой и протянул ей бутылку воды, не отрывая взгляда от экрана.
– Это первый шаг к по-настоящему свободной Земле, – продолжил Зеро. – С поддержкой императрицы Наналли ви Британия, а также благодаря этому договору мы можем позволить себе вывести оставшиеся военные силы из Соединенных Штатов Японии, ранее известных как Зона 11. 
– Сузаку постарался, чтобы это событие выглядело менее значимым, чем оно есть на самом деле, – заметил Джино, убедившись, что их не подслушивают.
– Ты о чем? Разве подобное не сделали раньше все страны?
– Да, но нигде ситуация не является настолько нестабильной, как в Японии. Полное выведение войск – смелое решение. Тем более что в этом случае вся власть переходит в руки одиннадцатым. – Рыцарь осекся и бросил на девушку виноватый взгляд. – Прости, японцам.
И хотя Карен раньше не думала в подобном ключе, но проследив за ходом рассуждений друга, была вынуждена согласиться. Насколько она помнила, в Японии всегда находились британские военные отряды, и даже после объявления независимости они контролировали создание нового правительства. Кодзуки испытала необычайную гордость при мысли, что Сузаку наконец вернул стране полную свободу.
– Жаль, что он не взял меня с собой, – глядя в пол, пробормотала Карен. – Мне было бы спокойнее, будь я рядом.
– А я бы на твоем месте не переживал, – пожал плечами Джино. – Наналли находится под защитой Грастонских рыцарей, и пока Сузаку с ней, они охраняют и его.
– Разве это не старая модель? – Карен указала на две фиолетовые машины, застывшие по обе стороны от сцены.
– Глостеры? Ну да. В попытке ослабить внутреннее напряжение пришлось отказаться от найтмеров седьмого поколения и выше и довольствоваться Сазерлендами и машинами, сделанными по модели Винсента...
Не успел Джино закончить, как в телевизоре послышался жуткий вой. Карен скрипнула зубами, вспомнив, что издает подобный звук. Она впилась взглядом в экран и успела заметить, как Зеро инстинктивно шагнул вперед, защищая императрицу Британии, а через секунду прогремел взрыв. Помещение заволокло пылью. Когда все еще работающая телевизионная камера свалилась и стала показывать только пол, Карен и Джино вскочили на ноги. Они замерли, неспособные пошевелиться от потрясения.
***
От второго взрыва здание пошатнулось, и Сузаку спешно поднял Наналли на руки. Юная императрица крепче прижалась к нему. С потолка прямо на сцену, с которой еще минуту назад они произносили речь, посыпались куски бетона. Где-то недалеко прозвучали выстрелы, и Куруруги в три прыжка преодолел ведущую со сцены лестницу, чудом увернувшись от падающих сверху осколков.
Из завесы дыма вынырнул один из Грастонских рыцарей, заметил бегущего Зеро с императрицей и кинулся ему за спину, закрывая собой от ворвавшихся в Джоейс Гарде террористов. Сузаку старался не обращать внимания на развернувшуюся сзади битву сражающихся людей и найтмеров. Его первоочередная задача – обеспечить безопасность Наналли.
Пробившись сквозь бежавшую к выходу толпу, парень направился к двум пилотам, не успевшим забраться в Глостеры. Вдруг за его спиной раздались выстрелы, и первый бросившийся им на помощь грастонец рухнул на пол. На секунду замешкавшись, Сузаку передал Наналли второму британцу и приказал:
– Доставьте ее к Клаудио.
Куруруги склонился осмотреть рану грастонца. Бордовая форма темнела и стремительно пропитывалась кровью; через разорванные края плоти белели кости ребер. Мужчина застонал и повернул к нему искаженное болью лицо. Должно быть, пилот понял, что не выживет, – он собрал последние силы, сорвал с шеи ключ от своего найтмера и вложил его в руку Сузаку.
– Код – V43S 81RP. Иди, – прохрипел рыцарь. Его остекленевший взгляд застыл на потолке.
Сжимая ключ, Сузаку ринулся к машинам, с трудом разбирая дорогу из-за известкового осадка и пыли, забравшихся даже под маску. Внезапно один из Глостеров взорвался, задев ударной волной несколько бежавших в укрытие человек. Куруруги отпрыгнул в сторону, едва удержался на ногах и, добравшись до найтмера подчиненного, быстро забрался внутрь. Оказавшись в кресле пилота, он тихо выругался: Ланселот остался снаружи правительственного здания, около личного транспорта Наналли, и, конечно, вне зоны досягаемости. За неимением лучшего придется воспользоваться машиной пятого поколения.
Сузаку снял маску и активировал Глостер. Экран мгновенно вспыхнул и осветил напряженное лицо. Подчиняясь команде, найтмер медленно поднялся, роняя с корпуса куски бетона. Еще два грастонца бросились на помощь товарищам, сражающимся с вражескими машинами, и моментально скрылись за пеленой пыли, заполнившей помещение.
Куруруги охватил ужас, сразу же перешедший в гнев, как только он разглядел атаковавшие здание ассамблеи Найтмеры: два Винсента – машины седьмого поколения, построенные по технологии Ланселота и успешно притесняющие менее мощные Глостеры. Сузаку на секунду задумался, у какой террористической группы может быть доступ к военным разработкам Британии, но решил вернуться к этому вопросу позже.
Глостер Сузаку под визг колес помчался вперед, держа наготове копье. Оказавшись рядом с двумя Грастонскими рыцарями, парень встал перед ними и принял оборонительную стойку и включил внутреннюю связь.
– Доставьте императрицу в безопасное место, – быстро проговорил он. – Я их задержу.
– Как прикажете, – через секундное колебание ответили рыцари и устремились вглубь заваленного обломками помещения.
Сузаку глубоко вздохнул, разглядывая стоящие в отдалении Винсенты. Он как никто другой знал, на что способны эти машины, которые, по сути, являлись массовой продукцией Ланселота. Парень сам не раз сталкивался с ними во времена войны, правда, тогда преимущество было на его стороне.
Вражеские найтмеры ринулись к нему, и Куруруги приготовился к атаке. Оба Винсента вытащили MVS-мечи, которые с легкостью могли разрезать броню не такого крепкого Глостера. Сузаку поставил на то, что пилоты наверняка ему не ровня в мастерстве управления. Двигаясь навстречу в неуклюжем по сравнению с противниками найтмере, он ушел от удара мечом первой машины и резко развернулся, избегая вторую. Молниеносно сократил расстояние и оказался перед ближайшим Винсентом. От резкого торможения Глостер заскрежетал. Как только враг повернулся, Сузаку взмахнул копьем и, отразив чужой удар, вывернул его, выбив оружие из рук террориста. Куруруги воспользовался секундной заминкой и резко бросился в сторону, и в тот же момент соперник в прыжке выстрелил гарпуном. Защитившись от него одной рукой, Сузаку спешно выстрелил своим гарпуном, не давая Винсенту совершить повторное нападение.
Несмотря на то, что правительственное здание с трудом вмещало столько техники, все два найтмера решили навязать ему ближний бой, уверенные, что возьмут верх. Сузаку выжимал из Глостера максимум возможностей. Целую минуту он удерживал между ними расстояние, используя тяжелое копье так, как, должно быть, хирург использует скальпель.
Однако, несмотря на мастерство и скорость, даже бывший Нулевой рыцарь не мог противостоять двум Винсентам, на стороне которых такое техническое преимущество. Парировав удар, Куруруги атаковал второго соперника копьем, напоминая ему о необходимости защищаться, и вдруг понял, что на этом возможности найтмера пятого поколения себя исчерпали. Один из MVS-мечей вонзился в плечо Глостера и с легкостью рассек металл, отрезая всю руку.
– Вот черт! – выругался Сузаку. Машина с грохотом рухнула и проехала пару метров по заваленному кирпичами и осколками полу.
Парень, безрезультатно пытаясь починить найтмер, мог только наблюдать за тем, как один из Винсентов нависает над ним. Зная, что катапультироваться здесь – ¬¬¬не лучшая идея, Сузаку глубоко вздохнул и поднял копье, готовясь защищаться. Винсент приблизился и прицелился, как вдруг из ниоткуда выстрелили два гарпуна и попали ему точно в плечо.
– Отличный удар!
Приглушенный динамиками голос глухим эхом разнесся по всему помещению. Говоривший не заставил себя ждать, и через мгновенье после фразы остаток стены был разрушен неожиданно появившимся Тристаном, который тут же оказался перед поврежденным найтмером Сузаку. Джино сопровождал Ланселот. Снятая с Гурена рука отражала свет, пробивавшийся через полуразрушенную крышу здания. Как только два найтмера заняли оборонительную позицию, пострадавший Винсент поднялся на ноги.
– Внимание, вражеские найтмеры. Говорит Джино Вайнберг, Третий рыцарь, – объявил парень через громкую связь. – Со мной Карен Кодзуки, тот самый ас Черных Рыцарей. Опустите оружие и сдавайтесь. Эта беспричинная атака расценивается как государственная измена. Предупреждаю: пощады не будет. У вас есть десять секунд, чтобы выполнить мои требования.
– Что вы делаете? – спросил Сузаку, как только на дисплее его машины появились лица Карен и Джино.
– Спасаем положение, – ухмыльнулся Вайнберг. – Разве не видно?
– Зачем вы сюда пришли? Теперь вы станете мишенями для всех врагов Зеро!
– Ты правда думаешь, что нас это волнует? – Карен уставилась на него, как на последнего идиота.
– Не похоже, что они решили сдаться. – Джино вернул их внимание к врагам.
Два Винсента нырнули в огромный провал в стене, где находились их товарищи. Четыре найтмера рассредоточились, полагая, что численное превосходство поможет одержать победу.
Оперевшись на копье, Глостер Сузаку поднялся и встал между Тристаном и Ланселотом.
– Не хотите по-хорошему? Ну ладно! – воскликнула Карен и первой бросилась к противникам.
Вайнберг и Куруруги последовали за ней на случай, если девушке понадобится помощь, но та уже умело маневрировала между вражескими найтмерами. Несмотря на беспокойство за друзей, Сузаку улыбнулся. Он не сомневался, что Карен может с легкостью разделаться со всеми четырьмя террористами одна, а они с Джино лишь ускорят процесс. Девушка решительно атаковала два найтмера, оставив парням разбираться с оставшимися.
Конечно, от Глостера без одной руки не стоило ожидать многого, но тем не менее Сузаку удавалось удерживать один найтмер, пока Тристан сражался с другим. Он постоянно отражал атаки и не давал приблизиться Винсенту, который хотел поскорее избавиться от него и переключиться на Джино или Карен. Но даже находясь в поврежденном найтмере пятого поколения, Куруруги удавалось сдержать врага.
Несмотря на то, что пилоты Винсентов были достаточно опытными, против бывших рыцаря Круга и аса Черных Рыцарей их мастерство оказалось бесполезным. Джино быстро разобрался со своим противником и, увидев все еще дравшегося с вражеским найтмером друга, направился к нему. Сменившись с Вайнбергом, Сузаку устремился на подмогу Карен.
Кодзуки справлялась со своей задачей довольно успешно, вынуждая врагов то и дело переходить в защиту. Куруруги воспользовался тем, что все их внимание сосредоточено на Ланселоте, и проскользнул между ними. Игнорируя натужное гудение Глостера, еле выдерживающего нагрузки, он поднял копье и пронзил ближайший найтмер, практически отрезав кабину с пилотом. Карен немедленно переключилась на второго соперника и, активировав проникающую волну, уничтожила его. Затем вернулась к поверженному Винсенту и так же взорвала. Разобравшись с врагами, девушка принялась внимательно осматривать помещение, в котором больше не осталось вражеских машин.
Вдруг Сузаку почувствовал, что колени Глостера подгибаются, и он рухнул под собственной тяжестью. Оказавшись на полу, Куруруги глубоко выдохнул и, надев шлем, открыл кабину пилота. Вряд ли в здании еще остались камеры, но рисковать не стоило.
Увидев, что друг выбрался из найтмера, Карен тоже открыла кабину пилота, спустилась вниз и, подбежав к нему, внимательно осмотрела.
– Ты не ранен? – Сузаку заметил, что ее голос прозвучал взволнованно.
– Нет, я в порядке. Нужно узнать, что с императрицей.
– Я останусь тут, – донесся из Тристана голос Джино. – На случай, если еще кто-нибудь появится.
Сузаку посмотрел на найтмер, кивнул и вместе с Карен стал пробираться к выходу. Он облегченно вздохнул, убедившись, что обычные люди успели вовремя покинуть здание, даже несмотря на то, что некоторые оказались в центре битвы. Вспомнив сражение, Куруруги в ярости сжал кулаки и направился к группе поврежденных грастонских найтмеров.
– Зеро! – К ним подбежал рыцарь с повязкой на глазу. – Ее нет!
– Что?
– Императрицу не доставили к ее личному транспорту. Это был отвлекающий маневр. Тот, кто организовал атаку, знал, как мы будем действовать. Они забрали с собой императрицу.

Читаю не с начала, для меня это вообще первая часть, которую я увидел из вашего фанфика - но мне нравится.) Буду ждать продолжения)

Lars, спасибо за отзыв))
Это перевод фанфика, переведены все главы, какие были в наличии, теперь ждем, когда автор (ObsidianDawn) напишет продолжение))


Сообщество » Творчество фанатов » Фанфикшн » "Рыцарь и Королева" (Главы 1 - 10.)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:
Новый ответ
Имя:
Текст сообщения:
Все смайлы
Опции сообщения:
Антиспам: